Блог доктора Минутко

Для пациента и его родственников

Какую роль играют аминокислоты в процессах функционирования мозга?  Уровень каких аминокислот снижены в крови детей с аутизмом? 

Аминокислоты, строительные блоки пептидов и белков, играют важную роль в поддержании различных функций организма. Усвоение пищевых аминокислот облегчается многочисленными переносчиками аминокислот, при этом некоторые аминокислоты поступают непосредственно из пищи, а другие синтезируются эндогенно. Эти молекулы служат предшественниками для широкого спектра белков, эффективно внося вклад в процессы организма. Метаболизм аминокислот тесно регулируется желудочно-кишечной и мочевыделительной системами, в частности почками, которые играют жизненно важную роль в этом процессе. В частности, анализ мочи может предоставить ценную информацию о метаболических нарушениях или дисбалансе питания, учитывая состав из многочисленных метаболитов. Общепризнанно участие аминокислот, в развитии мозга, а также в возникновении и проявлении расстройств аутистического спектра (Zarkesh M., et.al., 2020). Аминокислоты играют важную роль, как в процессах  функционирования мозга, так и в качестве промежуточных продуктов метаболизма и материал для синтеза белка и как медиаторы межнейронной коммуникации. Нарушения метаболизма аминокислот способствуют появлению и выраженности симптомов, связанных с аутизмом. Например, при этом расстройстве наблюдалось снижение уровня незаменимых аминокислот, таких как лейцин, изолейцин и валин в плазме. Эти нарушения могут влиять на синтез белка, важный процесс в развитии и функционировании центральной нервной системы. Дефицит триптофана и низкий уровень серотонина способствуют возникновению тревожности и агрессии, наблюдаемых при аутизме.  Кроме того, аминокислоты играют важную роль в регуляции нейротрансмиттеров, так, например, γ-аминомасляная кислота и глутамат, два важнейших нейротрансмиттера в центральной нервной системе, регулируются уровнями других аминокислот. Более высокое количество глутамата, возбуждающей аминокислоты, может быть вовлечено в повторяющееся поведение и нарушения коммуникации, наблюдаемые при этом расстройстве.

Для врача

С какими показателями метаболизма коррелируют уровни аминокислот при психических расстройствах?  Какую роль играют аспарагиновая аминокислота, серин и глутамин в патогенезе расстройств аутистического спектра? 

Периферические концентрации некоторых аминокислот могут коррелировать с центральными функциями мозга, а изменения в биодоступности аминокислот и/или метаболизме нейротрансмиттеров могут способствовать патогенезу психических расстройств (Randazzo M., 2023).  Добавление незаменимых аминокислот ослабляет выраженность повторяющегося поведения и дефицит коммуникации у детей с расстройствами аутистического спектра. У детей с расстройством аутистического спектра метаболиты мочи могут отражать дисфункции различных путей, вовлеченных в этиологию расстройства, включая окислительный стресс, воспаление, митохондриальную дисфункцию и нарушение регуляции кишечного микробиома (Rossignol D.A., Frye R.E., 2012). Дети с аутизмом имеют более высокий уровень аспарагиновой кислоты по сравнению со своими сверстниками, причем аутичные мальчики демонстрировали особенно высокие значения. Дети с аутизмом в возрасте до 5 лет имели более высокий уровень аспарагиновой кислоты по сравнению со старшими аутичными детьми и контрольной группой. Аспарагиновая кислота, эндогенная аминокислота, выполняет различные нейроэндокринные функции и действует как предшественник нейротрансмиттеров, таких как N-метил-d-аспарагиновая кислота (NMDA), которая имеет решающее значение для развития и функционирования нервной системы (D’Aniello A., 2007).  Более того, аспарагинсинтетаза, превращающая аспартат в аспарагин, необходима для психического здоровья, а ее дефицит может привести к психоневрологическим симптомам, таким как судороги и умственная отсталость (Lomelino C., et.al., 2017). Глутамин, заменимая аминокислота, играет жизненно важную роль в метаболизме, клеточной целостности, синтезе белка и регуляции окислительно-восстановительного потенциала. Он также может влиять на метаболические пути и клеточные защитные механизмы, влияя на общий гомеостаз организма. Интересно, что низкие уровни глутамина в моче связаны с позитивным эффектом терапии симптомов аутистического спектра (Bent S.,et.al., 2018). Серин, другая незаменимая аминокислота, ниже у детей с аутизмом по сравнению с контрольной группой. Серин играет важную роль в синтезе белка, нейротрансмиссии, циклах фолиевой кислоты и метионина, и его дефицит может привести к дисфункциям нервной системы. 

Для исследователя

Изменения концентрации каких аминокислот исследовалось при расстройствах аутистического спектра в крови и моче? Какую роль играет пол в изменении уровней аминокислот при аутизме? Какую роль играют тирозин и ДОФА при аутизме? Почему как высокий, так и низкий уровни триптофана в моче связаны с аутизмом?

Уровни нейроактивных аминокислот в жидкостях организма (кровь, моча и т. д.), включая глутамат, глутамин, таурин, гамма-аминомасляную кислоту, глицин, триптофан и серин изучались при расстройствах аутистического спектра, но результаты, представленные в литературе, не являются окончательными (Zheng H., et.al., 2017). Исследование выявило  различия в уровнях глутамина, серина, гидроксипролина, тирозина, аспарагиновой кислоты и триптофана между здоровыми детьми и больными аутизмом/ Кроме того, были отмечены различия в зависимости от пола, с вариациями в уровнях серина, треонина и аспарагиновой кислоты, и в зависимости от возраста, с различиями в уровнях гистидина, треонина, пролина, валина, метионина, аспарагиновой кислоты, глутаминовой кислоты, альфа-аминоадипиновой кислоты, саркозина и бета-аланина. Значительные различия наблюдались в определенных аминокислотах среди мальчиков-аутистов в зависимости от возраста, включая аспарагиновую кислоту, глутаминовую кислоту, аланин, глутамин, гистидин, тирозин и валин (Anastasescu C., et.al., 2024). Однако такая значимость не наблюдалась среди девочек или в отношении возраста. у мальчиков-аутистов наблюдались более низкие уровни серина по сравнению с мальчиками из контрольной группы, в то время как у девочек, как правило, более высокие уровни серина независимо, хотя и статистически незначимые.  Исследование A. Timperio et al. в 2022 году позволили выдвинуть гипотезу, что низкие уровни тирозина и ДОФА в моче детей с аутизмом обусловлены дефицитом фермента фенилаланингидроксилазы, что приводит к дестабилизации баланса тирозин-фенилаланин с дисбалансом микробиома кишечника и усугублением симптомов аутистического спектра. Низкие уровни триптофана также связаны с симптомами аутистического спектра (National Center for Biotechnology Information, 2023). Другие авторы продемонстрировали отрицательную корреляцию между уровнем триптофана и тирозина в моче и симптомами аутистического спектра, что позволяет предположить, что повышенный уровень этих аминокислот может усугублять эти симптомы ( Bent S.,et.al., 2018). Что касается треонина, мальчики в группе аутизма показали значительно более высокие значения по сравнению с мальчиками в контрольной группе. Треонин, принадлежащий к семейству аспартата, служит протеиногенной аминокислотой.  Его распад генерирует ацетилхолинэстеразу А и глицин, которые способствуют различным физиологическим процессам и общему гомеостазу организма. Парный анализ выявил статистически значимые различия в мочевом треонине, причем у детей младше 5 лет с аутизмом наблюдались более высокие уровни, чем у детей старше 5 лет: 213,85 ± 121,76 против 136,44 ± 89,49 (Anastasescu C., et.al., 2024)..

Литература 

Anastasescu C., et.al. A Clinical Study of Urine Amino Acids in Children with Autism Spectrum Disorder. Life (Basel) 2024 May; 14(5): 629

Bent S., Lawton B., Warren T., Widjaja F., Dang K., Fahey J.W., Cornblatt B., Kinchen J.M., Delucchi K., Hendren R. Identification of urinary metabolites that correlate with clinical improvements in children with autism treated with sulforaphane from broccoli. Mol. Autism. 2018;9:35.

D’Aniello A. d-Aspartic acid: An endogenous amino acid with an important neuroendocrine role. Brain Res. Rev. 2007;53:215–234.

Lomelino C., Andring J.T., McKenna R., Kilberg M.S. Asparagine synthetase: Function, structure, and role in disease. J. Biochem. Mol. Biol. 2017;292:19952–19958.

National Center for Biotechnology Information PubChem Compound Summary for CID 6288, Threonine. [(accessed on 30 July 2023)]

Randazzo M., Prato A., Messina M., Meli C., Casabona A., Rizzo R., Barone R. Neuroactive Amino Acid Profile in Autism Spectrum Disorder: Results from a Clinical Sample. Children. 2023;10:412.

Rossignol D.A., Frye R.E. A review of research trends in physiological abnormalities in autism spectrum disorders: Immune dysregulation, inflammation, oxidative stress, mitochondrial dysfunction and environmental toxicant exposures. Mol. Psychiatry. 2012;17:389–401.

Timperio A.M., Gevi F., Cucinotta F., Ricciardello A., Turriziani L., Scattoni M.L., Persico A.M. Urinary Untargeted Metabolic Profile Differentiates Children with Autism from Their Unaffected Siblings. Metabolites. 2022;12:797. 

Zarkesh M.R., Sedghi M., Pazhoomand R., Mozaffari S. Clinical study on the efficacy of therapeutic approach with omega-3 fatty acids in autism spectrum disorders. Asian J. Psychiatry. 2020;48:101873.

Zheng H.F., Wang W.Q., Li X.M., Rauw G., Baker G.B. Body fluid levels of neuroactive amino acids in autism spectrum disorders: A review of the literature. Amino Acids. 2017;49:57–65.

Для пациента и его родственников

Какой процент пациентов, страдающих психическими расстройствами занимается самолчением с помощью психоактивных веществ? Как влияет доступность наркотиков на самолчение расстройств тревожного и депрессивного спектров? 

Самолечение психических расстройств в с помощью наркотиков или алкоголя распространено среди населения в целом , с распространенностью в течение жизни 24,1% среди людей с любым расстройством настроения ( Bolton J. et al., 2009 ) и 13,1% среди людей с любым тревожным расстройством (Robinson, J. et al., 2009). Обычно, у людей , склонных к самолечению более плохие качество жизни и работоспособность. Среди взрослых с расстройствами настроения или тревожными расстройствами проживание в тех штатах США, где действует закон о медицинской марихуане, ассоциируется с самолечением этого психоактивного вещества (Sarvet A., et.al., 2018). Кроме того, люди, которые занимаются самолечением, подвержены повышенному риску сопутствующих зависимостей; поскольку многие критерии отмены каннабиса являются симптомами депрессии/тревожности.

Для врача

Как влияет марихуана не течение психических расстройств? Какие показания к использованию марихуаны , как средства лечения тревоги? 

Отмечено, что у лиц с некоторыми психическими расстройствами (биполярное расстройство, депрессия, тревожные расстройства, синдром постравматического стрессового расстройства, психотические расстройства), употребляющих марихуану, наблюдается более тяжелое течение и более выраженные симптомы зависимости (Bahorik, A. et.al., 2017). Ограниченные имеющиеся данные подтверждают эффективность марихуаны в качестве лечения лишь нескольких заболеваний ( Whiting et al., 2015 ), что, как правило, отражается в узком наборе "непсихиатрических симптомов и расстройств", которые представляют собой явно одобренные состояния в штатах с законами о медицинской марихуане (Whiting, P. et.al., 2015). Однако, законы о медицинской марихуане могут отражать или даже приводить к убеждениям, что марихуана имеет  общие терапевтические показания, в том числе в качестве лечения расстройств настроения или тревожных расстройств.  Врачи должны выявлять пациентов склонным к самолечению, информировать их о сопутствующих рисках и предоставлять более безопасные альтернативы терапии.  

Для исследователя

Влияет ли самолечение с помощью алкоголя на формирование зависимости? Почему самолечение является достаточно распростраенным феноменом в обществе? 

Теоретически, вовлеченность в самолечение обусловлена воспринимаемой  ​​эффективностью, социальной приемлемостью и правовыми рисками, употребления веществ в качестве лекарства (Keyes, K. et.al., 2011). В репрезентативной на национальном уровне выборке самостоятельная оценка самолечения расстройств настроения и тревожных расстройств с помощью наркотиков или алкоголя предсказывала последующее возникновение случаев алкогольной и наркотической зависимости (Crum, R. M., et.al., 2013).

Литература

Bahorik, A. L., Leibowitz, A., Sterling, S. A., Travis, A., Weisner, C., & Satre, D. D. (2017). Patterns of marijuana use among psychiatry patients with depression and its impact on recovery. Journal of affective disorders, 213, 168-171.

Bolton, J. M., Robinson, J., & Sareen, J. (2009). Self-medication of mood disorders with alcohol and drugs in the National Epidemiologic Survey on Alcohol and Related Conditions. Journal of affective disorders, 115(3), 367-375

Crum, R. M., Mojtabai, R., Lazareck, S., Bolton, J. M., Robinson, J., Sareen, J., ... & Storr, C. L. (2013). A prospective assessment of reports of drinking to self-medicate mood symptoms with the incidence and persistence of alcohol dependence. JAMA psychiatry, 70(7), 718-726.

Keyes, K. M., Schulenberg, J. E., O'Malley, P. M., Johnston, L. D., Bachman, J. G., Li, G., & Hasin, D. (2011). The social norms of birth cohorts and adolescent marijuana use in the United States, 1976–2007. Addiction, 106(10), 1790-1800.

Robinson, J., Sareen, J., Cox, B. J., & Bolton, J. (2009). Self-medication of anxiety disorders with alcohol and drugs: Results from a nationally representative sample. Journal of anxiety disorders, 23(1), 38-45.

Sarvet A., et.al. Self-medication of mood and anxiety disorders with marijuana: Higher in states with medical marijuana laws. Drug Alcohol Depend. 2018 May 1; 186: 10–15

Whiting, P. F., Wolff, R. F., Deshpande, S., Di Nisio, M., Duffy, S., Hernandez, A. V., ... & Kleijnen, J. (2015). Cannabinoids for medical use: a systematic review and meta-analysis. Jama, 313(24), 2456-2473.

Для пациента и его росдтвенников

Кто из врачей первыми обратил внимание на связь психических расстройств с заболеваниями щитовидной железы? При каком заболевании щитовидной железы может возникнуть психоз? Какое заболевание щитовидной железы сопровождается "маниакальным фантомом"? Какой характер носит связь депрессии с заболеваниями щитовидной железы? 

  Психические расстройства тесно связаны с заболеваниями щитовидной железы, что подтверждается терминами "базедов психоз" или "микседематозный психоз" (Braverman, L. E., & Cooper, D., 2012).  Перри впервые описал пациентку c гипотиреозом , с паническими атаками (при падении с инвалидной коляски) в 1825 году (Parry, Caleb Hillier.). Когда Грейвс описал похожий синдром в 1835 году , сосредоточившись на неврозе, предполагающий связь между щитовидной железой и "истерическим сферическим синдромом" (Gravess, R. J.,1835). Базедов описал случай, в котором психические расстройства проявлялись по мере дисфункции щитовидной железы в 1840 году (Follis, R. H.,1960). Считается, что между депрессией и щитовидной железой присутствует двунаправленная причинно-следственная связь. «Раздражительность», «тревога», «эмоциональная нестабильность», «бессонница», «беспокойство», «чувствительность», «легко поддающийся гневу» и т. д. — все это психопатологические симптомы, связанные с гипертиреозом. Вся деятельность, по-видимому, ускоряется у пациентов с гипертиреозом, что приводит к состоянию, похожему на манию, называемому «маниакальным фантомом». Следовательно, мания или маниакально-депрессивный психоз (биполярное расстройство) могут быть связаны с гипертиреозом. И, наоборот, считается, что депрессия тесно связана с гипотиреозом. При рассмотрении связи между заболеваниями щитовидной железы и психическими расстройствами важно учитывать роль (метаболизм ) гормонов щитовидной железы в мозге. Секреция гормонов щитовидной железы регулируется тиреотропным гормоном гипофиза , который в свою очередь стимулируется гипоталамическим тиреотропином и понижается тиреоидными гормонами трийодтиронином (Т3) и тироксином (Т4) . 20% процентов  Т3  в коре головного мозга секретируется непосредственно из щитовидной железы, в то время как остальные 80% образуются в результате преобразования Т4. Кортизол, который стимулируется "гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой" осью (HPA), стрессом и депрессией, ингибирует тиреотропин-релизинг и тиреотропный гормоны. 

Для врача

Какой механизм связи серотонина с тиреотропином и тироксином? Как соматостатин влияет на тиреотропный гормон? 

Отклонения в значениях тиреоидных тестов возникают во время депрессии и коррелирующие со степенью ее выраженности , указывают на роль "гипоталамо-гипофизарно-тиреоидной оси" (HPT) в патогенезе расстройств тревожно-депрессивного спектра.  Эта ось отвечает за сложное  взаимодействие между несколькими факторами (гормонами щитовидной железы, ферментами дейодирования, транспортными белками и рецепторами). Во время депрессии снижение уровня серотонина в мозге стимулирует секрецию тиреотропин-рилизинг-гормона гипоталамусом. Это происходит потому, что этот гормон ингибируется серотонином, что приводит к секреции тиреотропина гипофизом и последующей выработке Т4 и Т3 щитовидной железой. Известно, что у пациентов с депрессией без заболеваний щитовидной железы нормальный верхний предел FT4 часто снижается, и эти значения возвращаются к норме по мере выхода из депрессии (Kirkegaard, C., & Faber, J., 1998). Секреция тиреотропного гормона (ТТГ) также может стимулироваться, а выработка Т4 и Т3 может быть увеличена за счет снижения соматостатина в спинномзговой жидкости, который предотвращает секрецию ТТГ , что происходит во время депрессии.  I. Lee et.al. ( 2003) сообщили, что у пациентов с гипотиреозом тревога, депрессия и стрессовые жизненные события были больше выражены, чем у лиц с нормальной функцией щитовидной железы, но не было никакой корреляции между этими расстройствами и функцией щитовидной железы у больных с гипертиреозом. В то же время,  было отмечено, что пациенты, которые знают о заболеваниях щитовидной железы, чаще жалуются на психические расстройства. Считается, что после лечения гипертиреоза психические расстройства находятся в состоянии истощения с точки зрения "биомедицинской" модели (Bunevicius, R., & Prange Jr, A. J.,2010). Но следующее психосоматическое исследование в Японии успешно объяснило связь между болезнью Грейвса и психическими расстройствами с точки зрения "биопсихосоциальной" модели (Fujinami, S.,1991). 

Для исследователя

В каком проценте случаев депрессии встречается при заболеваниях щитовидной железы? Какие транформации претерпевает тироксин в клетках мозга? Исчезают ли психические расстройства после стабилизации функции щитовидной железы? 

Исследователи, изучающие связь депрессии с различными заболеваниями, нашли, что гипотиреоз и гипертиреоз показывают 56% и 31% слияния с этим аффективным расстройством, соответственно (Wise, M. G., & Rundell, J. R. ,1996).  Несколько исследований показали, что психические симптомы улучшаются после стабилизации функции щитовидной железы, но также известно, что психические расстройства остаются у многих пациентов после лечения ее болезней (Elberling, et.al., 2004). Большая часть Т4 поступает в мозг через крупные транспортеры, включая транстиретин, транспортный белок гормонов щитовидной железы, синтезируемый коллоидным сплетением и секретируемый в спинномозговую жидкость. Дейодирование происходит в глиальных клетках, и Т4 должен поступать в эти клетки через специализированные белки-носители плазматической мембраны, включая полипептид-транспортер органических анионов 1 (OATP1C1) и транспортер монокарбоксилазы 8 (MCT8).  В то время как первый предпочтительно транспортирует Т4 и 3′3′5-трийодтиронин (rT3), последний более специфичен для транспорта Т3. В гигантских клетках Т4 преобразуется в Т3 ферментом дейодирования типа 2 (D2), тогда как в нейрональных клетках он инактивируется в rT3 ферментом дейодирования типа 3 (D3). Последний также дейодирует Т3 в его неактивную форму, Т2. Действие Т3 опосредовано связыванием с ядерным рецептором тиреоидных гормонов (THRs). THR-α высоко экспрессируется в мозге взрослого человека и составляет 70–80% распределения THR. Таким образом, ось HPT и нарушение ее компонентов связано с изменениями поведения (Jackson, I. M., 1998).  Считается, что в качестве механизма кортизол, повышенный осью HPA, влияет на ось HPT. В результате повышение кортизола приводит к снижению падения T3 в мозге посредством ингибирования D2 (Hindal, J. T., & Kaplan, M. M.,1988). Транспортер T4 TTR, который присутствует в спинномозговой жидкости, снижен у пациентов с рефрактерной депрессией по сравнению с неврологическими пациентами без депрессии (Hatterer, J. A. et.al., 1993). 

Литература 

Braverman, L. E., & Cooper, D. (2012). Werner & Ingbar's the thyroid: a fundamental and clinical text. Lippincott Williams & Wilkins.

Bunevicius, R., & Prange Jr, A. J. (2010). Thyroid disease and mental disorders: cause and effect or only comorbidity?. Current Opinion in Psychiatry, 23(4), 363-368.

Elberling, T. V., Rasmussen, A. K., Feldt-Rasmussen, U., Hording, M., Perrild, H., & Waldemar, G. (2004). Impaired health-related quality of life in Graves' disease. A prospective study. European journal of Endocrinology, 151(5), 549-555.

Follis, R. H. (1960). Cellular pathology and the development of the deficiency disease concept. Bulletin of the History of Medicine, 34(4), 291-317.

Fujinami, S. (1991). Thyroid function abnormality and mental symptoms. Igaku no Ayumi, 157, 67-71.

Jackson, I. M. (1998). The thyroid axis and depression. Thyroid, 8(10), 951-956.

Hatterer, J. A., Herbert, J., Hidaka, C., Roose, S. P., & Gorman, J. M. (1993). CSF transthyretin in patients with depression. The American journal of psychiatry, 150(5), 813-815.

Hindal, J. T., & Kaplan, M. M. (1988). Inhibition of thyroxine 5’-deiodination Type Ⅱ in cultured human placental cells by cortisol, insulin, 3, 5’-cyclic adenosine monophosphate and butyrate. Metab Clin Exp, 37, 664-668.

Kirkegaard, C., & Faber, J. (1998). The role of thyroid hormones in depression. European Journal of Endocrinology, 138(1), 1-9.

Lee, I. T., Sheu, W. H. H., Liau, Y. J., Lin, S. Y., Lee, W. J., & Lin, C. C. (2003). Relationship of stressful life events, anxiety and depression to hyperthyroidism in an Asian population. Hormone Research in Paediatrics, 60(5), 247-251.

Parry, Caleb Hillier. Collections from the Unpublished Medical Writings of the Late Caleb Hillier Parry... Vol. 2. Underwoods, 1825.

Wise, M. G., & Rundell, J. R. (1996). Textbook of consultation-liaison psychiatry. Washington, DC: American Psychiatric Press.

Для пациента и его родственников

С самых ранних описаний шизофрении изменения личности рассматривались как основной атрибут течения этой болезни. Эмиль Крепелин одним из первых проследил раннее течение "преждевременного слабоумия" («dementia praecox»), предложив термин «аутистический темперамент» для описания отстраненности в преморбидной личности и усиление ее изменений по мере прогрессирование боелзни (Kraepelin E., 2002). Эрнст Кречмер описал различные вариации в эмоциональных выражениях («шизотимия») и связанности как "гиперэстетический" (гиперчувствительный, избегающий) и "анестетический" (гипочувствительный, асоциальный) темпераменты и, также отметив, необоснованное недоверие и гиперчувствительность к критике таких больных (Kretschmer E., 1931). Эуген Блейлер далее развил эти концепции, предложив термин «шизоидный», специально для распознавания преморбидной личности у людей, у которых впоследствии разовьется шизофрения. Блейлер описал аномальное самоощущение и нестабильное чувство себя/идентичности, присущие внутренней жизни пациента с шизофренией (Bleuler E., 1950). Развивая эту феноменологическую традицию,  сосредоточился на том, как осознание пациентом своего собственного «я» и личности со временем менялось, с глубокой трансформацией в психотическом процессе (Jaspers K., 1997). Чувство того, что он другой человек; что личность исчезает или разные личности присутствуют в разное время, было описано как "сторожевая психопатология" при психозе. 

Для врача

 Черты личности при шизофрении рассматривались как преморбидная предрасположенность или уязвимость, в отличие от более яркой психопатологии острого психоза, которая может меняться время от времени с чередованием ремиссий и рецидивов.

Для исследователя

Описательные психопатологи привели к психоаналитическому движению, доминировавшем в академическом мышлении в начале и середине ХХ века. Концепция «пограничных состояний» была разработана Хохом и Полатином (Hoch P, Polatin P., 1949) и развита Найтом (Knight R., 1953). Используя тест Роршаха и ориентируясь на понятие "психотической регрессии", эти авторы описали «границу» между психозом и неврозом, наполненную яркими колебаниями симптомов, такими как: слабость "Эго" с "преходящими микропсихозами", хаотичные организации сексуальности, деперсонализация и "идеи референта". Психодинамическое понимание черт личности, близких к шизофрении, было пересмотрено и адаптировано Радо (Rado S. 1953), который ввел термин «шизотип», сокращение от шизофренического фенотипа, описывающее врожденный дефицит удовольствия и искажение телесного «я».

Литература 

Bleuler E. Dementia Praecox or the Group of Schizophrenias. New York: International Universities Press; 1950

Hoch P, Polatin P. Pseudoneurotic forms of schizophrenia. Psychiatr Q. 1949;23:248–276. 

Jaspers K. General Psychopathology. Baltimore: John Hopkins University Press; 1997

Knight RP. Пограничные состояния . Bull Menninger Clin . 1953; 17 :1–12.

Kraepelin E. Dementia Praecox and Paraphrenia. Bristol, UK: Thoemmes Press; 2002.

Kretschmer E. Körperbau und Charakter. Berlin: Julius Springer; 1931

Rado S. Dynamics and classification of disordered behavior. Am J Psychiatry 1953;110:406–416

Для пациента и его родственников

О чем говорят уровни кортизола в слюне и плазме? какие факторы влияют на концентрацию кортизола в крови? В чем преимущество определения кортизола в волосах больного с психическим расстройством? 

Уровни кортизола в слюне и плазме - проверенные индикаторы острого стресса. Тем не менее, они подвержены нормальным суточным колебаниям секреции кортизола и влиянию психосоциального стрессора, который возникает непосредственно перед сбором образца (Foley P. & Kirschbaum C., 2010 ). Напротив, концентрация кортизола в волосах отражает долгосрочную кумулятивную секрецию кортизола и хроническую реакцию на стресс в течение нескольких месяцев (Manenschijn L., et al., 2011). 

Для врача

Какой размер волос используется для определения уровня кортизола? Какие факторы влияют на уровень кортизола в волосах человека? В чем суть модели "нейронного стрессового диатеза"? Где расположены глюкокортикоидные рецепторы?

В среднем волосы человека растут на 1 см в месяц, сегмент волоса длиной 3 см от кожи головы можно использовать для определения уровней секреции кортизола в течение предыдущих 3 месяцев (Wester V. & van Rossum E., 2015).  Помимо стресса сопутствующие факторы, влияющие на уровень кортизола при шизофрении и биполярном расстройстве, включают психотропные препараты, употребление алкоголя, пол, индекс  массы тела и артериальное давление и т. д (Subramaniam, A. , et.al., 2019).  "nb факторы могут способствовать противоречивым результатам в разных исследованиях, но подтверждают модель "нейронного стрессового диатеза", которая подробно описывает роль стресса и дисфункции оси "гипоталамус-гипофиз-надпочечники" в этиологии психических расстройств. Синергетическая связь между активностью этой оси и нейротрансмиссией моноаминов (дофамина, норадреналина и серотонина) может помочь нам понять, как воздействие стресса, приводящее к повышению секреции кортизола, может вызвать патологический процесс. Концентрации кортизола положительно или отрицательно связаны с выраженностью как негативных, так и позитивных симптомов шизофрении, безнадежности, нейрокогнитивного дефицита.  Глюкокортикоидные рецепторы присутствуют по всей центральной нервной системе и, таким образом, могут опосредовать эффекты кортизола на несколько нейронных систем в разных областях мозга (Murri, M., et.al., 2016). 

Для исследователя

Как меняется уровень кортизола в волосах больных шизофренией и биполярным аффективным расстройством в зависимости от стресса и социальной поддержки?

F. Yang et.al. (2021) обнаружили, что уровень секреции кортизола значительно снижен как у пациентов с шизофренией, так и у пациентов с биполярным расстройством по сравнению со здоровыми контрольными лицами. Кроме того, уровень этого гормона связан с психопатологическими синдромами  синдромами, включая фактор депрессии-тревожности PANSS у пациентов с шизофренией и расстройство мышления у пациентов с биполярным расстройством. При этом, уровень кортизола в волосах положительно связан с социальной поддержкой и чертами личности только у пациентов с шизофренией, но не у больных с биполярным расстройством. Крупномасштабное исследование показало, что существует пересечение факторов риска окружающей среды для шизофрении и биполярного расстройства. Различия между этими расстройствами являются количественными, а не качественными и предполагает генетическое и экологическое перекрытие (Laursen T. & Munk-Olsen, T., 2007 ).

Литература

Foley, P. , & Kirschbaum, C. (2010). Human hypothalamus‐pituitary‐adrenal axis responses to acute psychosocial stress in laboratory settings. Neuroscience and Biobehavioral Reviews, 35(1), 91–96.

Laursen, T. M. , & Munk‐Olsen, T. (2007). A comparison of selected risk factors for unipolar depressive disorder, bipolar affective disorder, schizoaffective disorder, and schizophrenia from a Danish population‐based cohort. Journal of Clinical Psychiatry, 68(11), 1673–1681.

Manenschijn, L. , Koper, J. W. , Lamberts, S. W. J. , & Van Rossum, E. F. C. (2011). Evaluation of a method to measure long term cortisol levels. Steroids, 76(10‐11), 1032–1036. 

Murri, M. B. , Prestia, D. , Mondelli, V. , Pariante, C. , Patti, S. , Olivieri, B. , Arzani, C. , Masotti, M. , Respino, M. , Antonioli, M. , Vassallo, L. , Serafini, G. , Perna, G. , Pompili, M. , & Amore, M. (2016). The HPA axis in bipolar disorder: Systematic review and meta‐analysis. Psychoneuroendocrinology, 63, 327–342.

Subramaniam, A. , Lopilato, A. , & Walker, E. F. (2019). Psychotropic medication effects on cortisol: Implications for research and mechanisms of drug action. Schizophrenia Research, 213, 6–14.

Yang F., et.al. Hair cortisol, social support, personality traits, and clinical course: differences in schizophrenia and bipolar disorder. Brain Behav. 2021 Dec; 11(12): e2412.

Wester, V. L. , & Van Rossum, E. F. C. (2015). Clinical applications of cortisol measurements in hair. European Journal of Endocrinology, 173(4), M1–M10.

Для пациента и его родственников

Есть ли связь психического расстройства с креативностью? Как оценивают креативность люди исксусства? 

Идея о том, что психическое заболевание и художественное творчество могут быть связаны друг с другом, восходит к древним временам. Однако, многие авторы утверждают, что наиболее цитируемые исследования креативности и психических заболеваний имеют бесчисленные недостатки и фундаментальные ошибки, а некоторые из них даже ставят под сомнение возможность изучения этого предмета вообще, поскольку практически невозможно прийти к последовательным, согласованным определениям и мерам этих двух основных переменных. В то же время, когда речь заходит о темах творчества и психических заболеваний, суждения в основном сосредоточены на изучении того, как художественные практики могут способствовать выздоровлению и психическому здоровью, например, посредством способности рассказывать о переживаниях. Приближаясь к феномену художественного творчества, люди искусства описывают его как процесс превращения бессознательного в сознательное или придания значимой формы определенному содержанию, часто связанному с чем-то, что волнует создателя: личным чувством, мыслью или «чем-то, что происходит в мире», что он хочет понять или к чему он хочет обратиться. В зависимости от цели творческого процесса (автономной, социальной, коммерческой) в работе содержится больше или меньше субъективности ее автора. Однако, когда личность автора полностью исчезает из работы, «ее больше нельзя назвать искусством».  Творческие личности подчеркивают, что для создания ценной работы необходим определенный уровень мастерства в отношении конкретной художественной дисциплины. Однако это не обязательно должно быть получено в ходе формального обучения; художники-самоучки могут даже иметь «преимущество» в художественном самовыражении. Более решающим, чем технические навыки, является то, как и насколько художник может вовлечь себя в творческий процесс.

Для врача

Какие модели отражают связь творчества с психическим расстройством? 

В истории размышлений о креативности и психических заболеваниях было предложено несколько теорий, объясняющих природу этой связи. Одна из них, которая больше всего привлекающее наше  воображение, заключается в том, что определенные аспекты, присущие психическим заболеваниям, могут предоставлять уникальные возможности вдохновения и энергии для создания искусства. Эта идея нашла свое выражение в антипсихиатрическом движении 60-х и 70-х годов прошлого века и была подтверждена работами, психиатра Кей Джеймисон о биполярном расстройстве и художественном темпераменте, но также подвергалась критике за ее чрезмерно романтический взгляд на креативность (Jamison, K. R.,1996). Другая теория представлена в «модели общей уязвимости» , которая предполагает общие «черты» личности у творческих людей и больных с психическими заболеваниями, например, такие как латентное торможение и гиперсвязанность (Srivastava, S., & Ketter, T. A., 2010). Эта гипотеза подтверждается некоторыми эмпирическими исследованиями. 

Для исследователя

Какие психические расстройства традиционно связывали с творчеством? 

Эпидемиологические исследования показывают, что больные с биполярным расстройством и члены их семей чрезмерно представлены в творческих профессиях, таких как наука и искусство, и наоборот: люди с творческими профессиями  и родственники людей с творческими профессиями  отличаются склонностью к шизофрении и биполярному аффективному расстройству (Parnas, J., et.al., 2019). 

Литература 

Jamison, K. R. (1996). Touched with fire: Manic-depressive illness and the artistic temperament. Simon and Schuster.

Parnas, J., Sandsten, K. E., Vestergaard, C. H., & Nordgaard, J. (2019). Schizophrenia and bipolar illness in the relatives of university scientists: An epidemiological report on the creativity-psychopathology relationship. Frontiers in Psychiatry, 10, 175.

Srivastava, S., & Ketter, T. A. (2010). The link between bipolar disorders and creativity: evidence from personality and temperament studies. Current psychiatry reports, 12, 522-53

Для пациента и его родственников

Что такое симуляция и с какими целями она используется? Как часто встречается симуляция у людей, обращающихся за консультацией к психиатру?

Заявление о психическом расстройстве стало важной основой для гражданских и уголовных исков, поскольку его диагноз основывается на интервью, и многие люди знакомы с некоторыми симптомами психических расстройство. Некоторые симулянты умело обманывали психиатров. Известный пример — дело Рудольфа Гесса (заместителя фюрера Гитлера по нацистской партии), который заявил в суде о полной амнезии, и эксперты пришли к выводу, что его амнезия была подлинной (Grondahl P, et.al., 2009). Симуляция определяется как намеренное создание ложных или сильно преувеличенных соматических/ физических или психопатологических/психологических симптомов, мотивированное внешними стимулами. Симуляция может быть вызвана разными стимулами, апример, такими как финансовая компенсация (например, право на льготы), правовые последствия (например, сокращение или избегание наказания), привилегии (например, получение стимулирующих препаратов) или другие преимущества (например, избегание нежелательной работы). Иными словами, симуляция болезни – это обманчивое и нечестное симуляционное поведение )при котором  симптомы должны быть сильно преувеличены), направленное на получение личной выгоды. Опросы для судебно-медицинских и несудебно-медицинских направлений дали средний процент симуляции около 15% и около 7% соответственно (Langleben D., 2008). Феномен симуляции создает проблемы социальной компенсации и напрасную трату медицинских ресурсов. Однако обнаружить симуляцию непросто. Поскольку симуляция может затруднять диагностику психических расстройств важно исключить ее всякий раз, когда эти стимулы могут играть роль в появлении у пациентов тех или иных симптомов (Vilar-López R., et.aL., 2007). Интересно, что люди преувеличивающие свои симптомы  приводят в своих рассказах больше необычных подробностей, чем те, кто говорит правду, что противоречит клиническому впечатлению о том, что симулянты неохотно рассказывают о своих симптомах.  

Для врача

C помощью каких методов можно распознать симуляцию? В чем сущность подхода верифицируемости предоставления данных? 

С целью выявления симуляции психиатры используют инструменты скрининга и сопутствующие данные из разных источников (например, медицинские записи) (  Mittenberg W., et.al. 2002). Согласно DSM–5 (APA, 2013 ), симулянты демонстрируют отсутствие сотрудничества, когда их оценивают врачи, при этом  симулянты неохотно говорят о своих симптомах .Подход верифицируемости утверждает, что верифицируемость предоставленных данных отличает лжецов от говорящих правду. Этот акцент на потенциальной проверяемости отклоняется от традиционных методов оценки вербальной правдивости , которые в первую очередь рассматривают такие аспекты, как количество воспринимаемых деталей и воспроизведение диалогов в отчетах лжецов и говорящих правду. Разница между подходом верифицируемости и контент-анализом на основе критериев (CBCA) с точки зрения способности обнаруживать обман становится более выраженной, когда люди имеют предварительные знания о том, как работает метод оценки правдивости. Врачи и психологи, которые использовали контрольный список, получили 75% правильной классификации правдивых людей и 66% правильной классификации преувеличивающих свои симптомы людей. Без контрольного списка врачи выступили на уровне не лучше случайности (50%). Как и эмоции, симптомы психических расстройств являются субъективными переживаниями. Однако между эмоциями и сообщениями о симптомах есть важное различие. Как правило, подлинные симптомы приводят к определенному поведению, связанному с этими симптомами (например, посещение/звонок врачу, прием лекарств, ограничение активности, невыход на работу/учебу, жалобы другим, поиск симптомов в Google), которое можно задокументировать, засвидетельствовать или обговорить с другим человеком. Например, 58% людей, имеющих общие симптомы (например, головные боли), склонны принимать лекарства (прописанные или нет), 48% жалуются другу или члену семьи, 24% снижают активность и 5% фактически консультируются с врачом (Verbrugge & Ascione, 1987 ). Таким образом, влияние симптомов на поведение, в принципе, поддаются проверке (Verbrugge L. M., & Ascione F. J. 1987).

Для исследователя

Как работает "подход проверяемости" в выявлении симулянтов психических расстройств? 

Однин из подходов, который может помочь в выявлении симулятивных сообщений о симптомах, — это "подход проверяемости" (Nahari & Vrij, 2014 ). Он основан на идее, что лжецы хотят предоставлять заявления, богатые подробностями, потому что они верят, что такие заявления будут более убедительными. В то же время они неохотно включают слишком много подробностей, потому что боятся, что слишком много подробностей дадут зацепки для врача. Один из способов решения этой дилеммы - предоставить обилие подробностей, которые следователь не сможет проверить (т. е. непроверяемые подробности). Исследования показали, что по сравнению с теми, кто говорит правду, лжецы действительно предоставляют меньше подробностей, которые можно проверить, и больше подробностей, которые нельзя проверить. Этот так называемый "эффект проверяемости" наблюдался в инсценировках преступлений и в ситуациях с ложными страховыми претензиями (Nahari G., et al., 2014 ). Для выявления симуляции некоторые авторы оценили "информационный протокол" (т. е. указание предполагаемым симулянтам, что детали их жалоб могут быть проверены). Эта манипуляция не уменьшала объем проверяемых деталей у симулянтов в отличие от говорящих правду. Вместо этого симулянты сообщали ложные проверяемые детали и, в частности, сообщали о ложных свидетелях, которые, по их словам, могли подтвердить их истории. Стоит отметить, что симулянтам не нужно раскрывать, что они обманывают тех, кого могут попросить подтвердить их историю (например, друзей, семью). Таким образом, симулянт может лгать о своих симптомах перед другими, что упрощает создание убедительного отчета с ложными проверяемыми деталями. Отсутствие типичного "эффекта проверяемости" (т. е. честные люди сообщают больше проверяемых деталей, чем симулянты) в исследовательских исследованиях могло быть вызвано тем, что симптомы говорящих правду были недостаточно выражены (Boskovic I., et.al., 2019).

Литература 

Boskovic I., et.al. Verifiability on the run: an experimental study on the verifiability approach to malingered symptoms. Psychiatr Psychol Law. 2019; 26(1): 65–76.

Grondahl P, Vaeroy H, Dahl AA. A Study of Amnesia in Homicide Cases and Forensic Psychiatric Experts’ Examination of Such Claims. International journal of law and psychiatry. 2009;32:281–287.

Langleben DD. Detection of deception with fMRI: are we there yet? Leg Criminol Psychol. 2008;13:1–9.

Mittenberg W., Patton C., Canyock E. M., & Condit D. C. (2002). Base rates of malingering and symptom exaggeration. Journal of Clinical and Experimental Neuropsychology,24, 1094–1102. 

Nahari G., Leal S., Vrij A., Warmelink L., & Vernham Z. (2014). Did somebody see it? Applying the Verifiability Approach to insurance claim interviews. Journal of Investigative Psychology and Offender Profiling,11, 237–243.

Verbrugge L. M., & Ascione F. J. (1987). Exploring the iceberg: Common symptoms and how people care for them. Medical Care,25, 539–569. 

Vilar-López R., Santiago-Ramajo S., Gómez-Río M., Verdejo-García A., Llamas J. M., & Pérez-García M. (2007). Detection of malingering in a Spanish population using three specific malingering tests. Archives of Clinical Neuropsychology, 22, 379–388.

Страницы