Экзогенный тип реакции

Я негативно отношусь к понятиям «эндогенный» и «экзогенный», они носят слишком общий характер, мало о чем говорят и вешают еще один ярлык на больного человека. Основой этих понятий является корень «genestai», означающий родить, продуцировать, а приставки «экзо» и «эндо» означают всего лишь расположение в пространстве (пространственно-векторные отношения).

Каждый понимает под этими понятиями что-то свое, например, под словом «эндогенный» можно подразумевать наследственную отягощенность, загадочные «внутренние» патологические процессы, эндокринные, либо другие соматические нарушения, под словом «экзогенный» — внешняя среда, инфекции, интоксикации и пр. Становится непонятным считать ли опухоли мозга, интоксикации, обусловленные почечной или печеночной недостаточностью «эндогенными» или «экзогенными процессами».

В конце концов понятием «эндогенный» стали обозначать болезни с неизвестной этиологией, как, например, шизофрению или биполярное аффективное расстройство. Однако, по-моему мнению, серия работ К. Bonhoeffer, которая посвящена «экзогенному типу реакций» несомненно сыграла свою роль в истории психиатрии. Под термином «экзогенный тип реакции» его автор объединял ряд синдромов различной этиологии, тем самым отчасти приближаясь к теории «единого психоза». K. Bonhoffer полагал, что все синдромы, независимо от этиологии, имеют однотипные симптомы и течение. Если рассмотреть его работы в динамике, то можно заметить, что он все время расширял круг факторов, способных вызвать «экзогенный тип реакции», включая в их число даже атеросклероз и сенильную деменцию. В «экзогенный тип реакции» включались синдромы помрачения сознания: делирий, сумеречное состояние, аменция, а также галлюцинозы и эпилептиформное возбуждение. Кроме того, допускалась возможность существования экзогенных кататонических и параноидных синдромов и случаи «экзогенной мании».

Депрессию K. Bonhoffer абсолютно исключал из числа реакций экзогенного типа. В своих последних работах круг экзогенных реакций был сужен до делирия и корсаковского синдрома. Для того чтобы как-то обосновать «неспецифичность экзогенного типа реакций» K. Bonhoffer предложил концепцию «этиологически промежуточного звена» («метатоксических продуктов»), которые уже не обладают какой-либо этиологической специфичностью. В качестве современного примера «промежуточного звена» можно привести аутоиммунные процессы.

Не менее интересны работы K. Bonhoffera, касающиеся особенностей течения психических расстройств (синдромов). По его мнению, эпилептиформные состояния внезапно прекращаются после критического сна, прогностически неблагоприятны формы делирия, протекающие с ярко выраженным возбуждением «эмоционально-гиперэстетическая слабость» развивается после подострых аментивных или делириозных состояниях и характеризуется слезливостью, утомляемостью и повышенной ранимостью. Он также описал особенности течения корсаковского синдрома и псевдопаралитических форм, наблюдающихся после тифа, уремии и диабета.

Несмотря на то, что многие германские психиатры критиковали K. Bonhoffera и писали, что его термин «симптоматические психозы» «состарился раньше самого автора» (Gruhle H., 1953), они, как и даже многие современные психиатры, пользуются этим словосочетанием, нередко понимая, что недостатком понятия «симптоматический» заключается в том, что сложно решить, что в нем первичного, а что вторичного, что понятие «симптом» ни в коей мере не приближается к понятию «психоз», а течение психического расстройства может принимать течение независимое от этиологического фактора

Добавить отзыв