Современное лечение депрессии

                 В настоящее время предпринимаются попытки изучения эффективности  использования инфракрасного и красного излучения (фотобиомодуляция, PBM) для лечения основного депрессивного расстройства (MDD). Экспериментальные данные об использовании PBM при различных заболеваниях мозга представляются  многообещающими. PBM является сравнительно недорогим методов лечения депрессии с возможностью широкого распространения.   Имеются  клинические  данные, свидетельствующие об эффективности PBM при лечении MDD, сопутствующих тревожных расстройствах, суицидальных мыслях и последствий   черепно-мозговой травмы. 

            Фотобиомодуляция (PBM) представляется эффективным методом  лечени депрессии, который безопасен и хорошо переносится. Тем не менее, большие рандомизированные контролируемые испытания по-прежнему необходимы для определения безопасности и эффективности этого нового лечения депрессии. для MDD. PBM, по-видимому, является многообещающим лечением депрессии, которая безопасна и хорошо переносится. Представляют интрес исследования, которые исследуют связь между PBM и соответствующими биологическими процессами, включая метаболизм, воспаление, окислительный стресс и нейрогенез.

            Инфракрасный (ИК) свет повсеместно присутствует  на Земле. Из общего количества солнечной энергии, достигающей кожи человека, 54% составляют инфракрасный свет, а 30% - инфракрасный свет -тип А-ближний инфракрасный (NIR, с диапазоном длин волн от 760 до 1440 нм), который проникает сквозь кожу человека и глубоко  в ткань, в зависимости от длины волны и энергии. NIR используется для лечения различных состояний, таких как мышечные боли, заживление ран, нейропатической боли,  и головные боли. NIR также используется для оздоровительного образа жизни, например, для косметического лечения при периорбитальных морщинах.  Клиническое использование света NIR, применяемого в НИР-спектроскопии, относится к середине 1980-х годов, когда оно использовалось для мониторинга мозга у новорожденных и плода.

             Использование транскраниальной светотерапии для лечения заболеваний  головного мозга начиналось с терапии  острого инсульта. Многочисленные доклинические исследования на животных позволили  предположить , что применение NIR лазера (810 нм) к голове в различные моменты времени (часы) после индукции острого инсульта имеет позитивное влияние на процессы восстановления тканей  и уменьшение размера повреждений. Доказательства этого были получены при оценке  противовоспалительного, антиапоптотического и пронейрогенеза процессов в мозге, стимулированных этим подходом. nДругие клинические исследования, показали что транскраниальная фотобиомодуляция ( лазер или светодиоды-светодиоды) безопасна и эффективна для лечения острого и хронического инсультов, последствий черепно - мозговых травм  (TBI) и оказывает благотворное влияние на течение нейродегенеративных заболеваний (болезни Альцгеймера и Паркинсона).

           Большинство медицинских устройств фотобиомодуляции (PBM)  обеспечивают только световую энергию на одной или двух выбранных длин волн, в отличие от всего спектра инфракрасного -излучения, который содержится в солнечном свете.  Транскраниальное лечение РВМ не вызывает травмы сетчатки - одного из наиболее вероятных  нежелательных явлений, хотя в таких исследованиях обычно  защищают  глаза с помощью очков или специальных чехлов.

         В нескольких исследованиях сообщалось о региональном и глобальном гипометаболизме при большом депрессивном расстройстве ( MDD), что может быть связано (или причинно, или с точки зрения патогенеза ) с нейробиологией расстройств настроения. Исследования с помощью позитронной эмиссионной томографии показали отклонения в уровнях потребления глюкозы и кровотоке в нескольких областях мозга пациентов с большой депрессией.  Кроме того, метаболические нарушения в передней части поясной извилины, миндалевидного-гиппокампального  комплекса, дорсолатеральная префронтальной коры и нижней теменной коры головного мозга  заметно улучшаются после лечения антидепрессантами или послеспонтанного выздоровления. 

        В экспериментальных моделях методы PBM (NIR и красный свет) неинвазивно доставляют энергию к оксидазе цитохрома и стимулируя митохондриальную дыхательную цепь приводят к увеличению продукции  АТФ.

           Исследование влияния NIR на пациентов с большим депрессивным расстройством  показало, что один сеанс NIR приводит к незначительному, но  значимому увеличению регионального церебрального кровотока.  Наблюдаются ли подобные изменения в церебральном кровотоке за счет  фундаментальных изменений  метаболизма нейронов или вследствие изменений тонуса сосудов остается  неясным. Учитывая корреляцию как гипометаболизма, так и аномального церебрального кровотока с выраженностью симптомов большого депрессивного расстройства , можно отметить, что положительный эффект NIR на метаболизм мозга является одним из потенциальных механизмов его антидепрессивного эффекта.

          

                Хотя IL-10 является противовоспалительным цитокином, результаты показывают, что повышенные уровни этого IL-10, вероятно, индуцируются в ответ на общее повышение уровней провоспалительных цитокинов. В обзоре исследований по воспалению при большом депрессивном расстройстве Raison et al. предположили, что провоспалительные цитокины могут вызывать нарушения мозга, характерные для большой депресси. Действительно, исследования на животных показали, что IL-1 опосредует хроническую депрессию у мышей, подавляя нейрогенез гиппокампа.

            Еще один провоспалительный цитокин, который может иметь особое значение для патогенеза депрессии, представляет собой CSF IL-6 (IL6, измеряемый в спинномозговой жидкости).  Пациенты с большой депрессией  имели значительно более высокий уровень IL-6 CSF по сравнению со здоровыми людьми.  При этом состоянии  уровни IL-6 CSF были значительно выше, чем в сыворотке, но не  было достоверной корреляции между уровнями CSF и сывороточного IL-6. Эти данные  показывают положительную корреляцию между уровнями CSF IL-6 и тяжестью депрессии, а также попыткми самоубийства. Можно предсказать, что транскраниальное лечение NIR также будет иметь противовоспалительный эффект у пациентов, страдающих большим депрессивным расстройством.

             Исследования продемонстрировали корреляцию между выраженностью симптомов депрессии  и уязвимостью по отношению к окислительному стрессу.  Например, депрессия , вызванные у крыс сопровождается значительным снижением глутатионпероксидазы (GSH-Px) и ее активностью в коре головного мозга.  Глутатион (GSH) является наиболее распространенным и одним из важных антиоксидантов в структурах мозга; GSH-Px-ферменты защищают от окислительного стресса посредством восстановления гидропероксидов и очистки свободных радикалов. GSH также снижается в мозге больных депрессией .  Кроме того, исследование Sarandol et al. продемонстрировали, что у пациентов с большим  депрессивным расстройством более высокий уровень малондиальдегида, токсической молекулы и биомаркера окислительного стресса. Более того, у пациентов с депрессией наблюдалось более высокое окисление эритроцитов по сравнению со здоровым контролем.  В этом же исследовании авторы обнаружили значительную положительную корреляцию между активностью  супероксиддисмутазы ( SOD) и тяжестью депрессии. SOD служит для каталитического удаления токсичного супероксидного радикала. Таким образом, повышенная активность SOD у пациентов с депрессией может указывать на более высокий уровень окислительного стресса. Наконец, активность каталазы и уровень оксида азота (NO) также были ниже у пациентов с депрессией, чем у здоровых лиц ( каталаза представляет собой фермент , который защищает клетки от вредных активных форм кислорода (ROS) посредством деградации перекиси водорода на воду и кислород. NO также проявляет защитные эффекты в плане потенциального повреждения клеток, которые, вероятно, связаны с его плейотропными функциями при регулировании антиоксидантных ферментов и многих других аспектах клеточного метаболизма.

         Окислительный стресс может быть эффективной мишенью для лечения антидепрессантами. Однако, успешное лечение депрессии варьируется в зависимости от выраженности защитных эффектов, направленных  против окислительного стресса. Исследования на животных показывают, что фотобиомодуляция  может оказывать благотворное влияние на окислительный стресс. В крысиной модели травмированной мышцы NIR (904 нм) блокировал выделение вредных ROS и активацию фактора транскрипции, ядерного фактора κB (NF-κB), вызванных травмой. Травма активирует NF-κB, уничтожая специфический ингибитор белка NF-κB, называемый IκB, и это разрушение ингибируется светом NIR. Кроме того, NIR уменьшает связанную сверхэкспрессию индуцируемой формы синтазы оксида азота (iNOS) и уменьшает продукцию коллагена.  Такая регуляция  iNOS очень важна, поскольку повышенные  уровни iNOS могут приводить к образованию больших количеств NO, которые объединяются с супероксидными радикалами и  образования некторых видов пероксинитрита , которые также могут влиять на защитные механизмы  других форм NO-синтазы. Эти данные свидетельствуют о том, что NIR защищает от окислительного стресса , вызванного травмой. Наконец, исследование in vitro эффектов красного света и NIR (от 700 до 2000 нм) на эритроцитах человека  показало, что NIR способно защититьт эритроциты от окисления     

                Большое количество исследований продемонстрировало связь между подавлением нейрогенеза в зубчатой ​​извилине (DG) и эпизодами большой депрессии. Кроме того, у пациентов с депрессией отмечается  значительная атрофия гиппокампа.  Несмотря на то , что подавление вызванного стрессом гиппокампа нейрогенеза само по себе не является причинным фактором в развитии депрессии, исследований показывают , что многие из терапевтических эффектов антидепрессантов находятся в завиисмости от процесса нейрогенеза.  Фотобиомодуляция стимулирует нейрогенез и защищает от гибели нейроны.  Красный свет, близкий к спектру NIR (670 нм), защищает жизнеспособность клеточной культуры после окислительного стресса, о чем свидетельствуют мембранные потенциалы митохондрий.  NIR также стимулирует рост нейритов, опосредованный фактором роста нервов, и этот эффект может также иметь положительные последствия для защиты аксонов. Нейропротективные эффекты красного света (670 нм) были зафиксированы на моделях митохондриальной оптической невропатии in vivo . Было показано, что красный свет, близкий к спектру NIR (670 нм), защищает клетки нейронов от цианида. Исходя из результатов , полученных на  животных моделях TBI NIR (810 нм), было отмечено, что по-видимому, NIR является эффективным лечением и улучшает нейрогенез и синаптогенез за счет увеличения нейротрофического фактора мозга (BDNF). Кроме того, NIR улучшает производительность памяти у мышей среднего возраста.

      Депрессивные симптомы, как правило, ослабевали в своей выраженности на 4-й неделе лечения NIR, указывая на то, что одно лечение, хотя и достаточно для достижения ремиссии, но  недостаточо для ее поддержания.

          Таким образом, PBM увеличивает нейротрофины, нейрогенез, синаптогенез и АТФ и при этом  уменьшает процессы воспаления, апоптоз и окислительный стресс.  PBM имеет потенциал для того  , чтобы быть эффективным средством для лечения большого депрессивного расстройства  и сопутствующих заболеваний.

              Предварительные данные  указывают на эффективность транскраниальной PBM для лечения депрессии, тревоги  и когнитивных нарушений.

Категория сообщения в блог: 

Добавить отзыв