Что делать, если лечение шизофрении неэффективно?

К нам в клинику часто обращаются родственники больных шизофренией с просьбой подобрать препараты для лечения пациента, страдающего этим психическим расстройством. Когда начинаешь разбираться с тем, почему предыдущее лечение оказалось неэффективным и не принесло результатов, то встречаешься с одними и теми же ошибками психиатров, «лечивших» больного до его обращения в нашу клинику.

Ошибки лечения шизофрении

Перечислю типичные ошибки такого лечения:
1. Неправильно поставлен диагноз «шизофрения»
На мой взгляд, этот диагноз ставят почти каждому пациенту с психозом и в 80 % там, где никакой шизофрении нет и в помине. Диагноз ставят лишь на основании наблюдения за поведением и высказываниями больного, а также со слов родственников. Психиатры в основном обращают внимание на бред и галлюцинации, игнорируя негативную симптоматику (апатия, безволие, пассивность и пр.) и когнитивный дефицит, то есть нарушение мышления, памяти и внимания. В процессе диагностики не исключаются неврологические, инфекционные, иммунные и эндокринные заболевания, процессы воспаления и нарушения мозгового кровообращения, кисты и опухоли мозга перенесенные в скрытой форме другие болезни мозга. Пациента с кистой мозга, например, шишковидной железы (по нашему мнению встречается, как и опухоль гипофиза не менее 15% при психозах или так называемой «шизофрении») могут годами лечить нейролептиками от шизофрении, хотя ему может быть необходима совершенно другая терапия.

2. Отсутствие объективной диагностики
Препараты назначаются даже без банальной электроэнцефалографии (ЭЭГ) и магнитно-резонансной томографии (МРТ), не говоря уже о методе когнитивных вызванных потенциалов, отклонения которого помогают исключить шизофрению в большинстве числе случаев.
К сожалению, психиатры не знают ни анатомии, ни физиологии мозга, не имеют представления о том, какие структуры мозга повреждены при шизофрении и в чем заключается это повреждение. Кроме того, психиатры не могут прочесть электроэнцефалограмму и не разбираются в снимках магнитно-резонансной томографии, не знают какими лабораторными и нейрофизиологическими методами можно подтвердить или опровергнуть диагноз «шизофрения». Наверное, трудно себе представить кардиолога, который не знает из чего состоит сердце и как оно работает, не интересуется электрокардиограммой или эхокардиографией и не заглядывает в результаты биохимического анализа. Как нельзя себе представить и специалиста по болезням печени, который не имеет представления о структуре и функция печени, обходится без ультразвукового исследования и функциональных проб печени при постановке гепатита или цирроза. Однако, психиатры здесь являются исключением, несмотря на то, что мозг - самый сложный орган человека.

В большинстве случаев, я слышу от психиатров такие слова: зачем нужна объективная диагностика мозга, ведь при шизофрении мы ничего не увидим ни на электроэнцефалограмме, ни на снимке МРТ. Когда об объективной диагностике спрашивают сами больные и их родственники (если, конечно, их не шокирует то, как психиатры ставят диагноз «шизофрения»), то в ответ слышат от психиатра, нейрофизиолога или рентгенолога: «там все нормально», но на самом деле ни рентгенолог не знает признаки шизофрении на МРТ, ни нейрофизиолог не знает, как при шизофрении меняется электроэнцефалограмма или вызванные потенциалы, ни психиатр не знает для чего вообще нужны такие методы исследования мозга как диффузионное тензорное изображение, когнитивные и слуховые вызванные потенциалы, нейронный тест или генетическое исследование. Короче все идет от невежества врачей и отсутствия информации о «шизофрении» у больных и их родственников.

Вы спросите, можно ли провести объективное исследование мозга больного с якобы «шизофренией», исключить или подтвердить этот диагноз, отвечу, конечно, можно и займет оно всего около одной недели, в амбулаторных или стационарных условиях. Так спрашивается, почему за многие годы «лечения» больного с «шизофренией» никто из психиатров не удосужился провести такому больному объективное исследование мозга или даже просто посмотреть общий анализ крови.


3. Психотропные препараты: нужен один новый антипсихотик в минимальной эффективной дозировке

С назначением психотропных препаратов не меньше проблем, чем с правильной диагностикой.
Несмотря на то, что уже много лет в России продаются антипсихотики третьего поколения, многие психиатры продолжают назначать нейролептики (первое поколение) для поддерживающей терапии. Увы, я вижу такие случаи даже в Москве, что говорить о регионах. Препараты первого поколения (трифтазин, неулептил, мажептил и др.) имеют массу побочных эффектов, и, главное, сами способны вызывать ухудшение мышления, памяти им внимания, усилить негативные симптомы психического расстройства. В нашей клинике эти препараты назначаются крайне редко, и если назначаются, то на короткий срок. Подбор препарата второго и третьего поколения также сложен. Мы используем в практике Фармакогенетическое тестирование для определения оптимального препарата для конкретного пациента и прогнозирования его побочных эффектов. Зачастую к нам приходят больные с большим (два и более) количеством антипсихотиков. Несмотря на международные рекомендации назначать один препарат, в редких случаях, комбинировать их (эффективных комбинаций на деле немного), многим пациентам назначаются по два, а то и по три антипсихотических препарата. Это приводит к повреждению мозга этими препаратами из-за интоксикации. То есть, препараты не лечат, а наносят вред. В таких случаях необходимы специальные методы восстановления мозга, например, такие как введение пептидов с помощью назального электрофореза или стимуляция токами и магнитным полем (ТМС).

Аналогичный вред мозгу наносят высокие дозировки антипсихотиков. Как понять, что дозировка высокая? Нужен анализ на концентрацию препарата и его метаболитов в крови. Если концентрация выше нормы, необходимо снижать дозу, чтобы избежать побочных эффектов, если концентрация ниже нормы, для эффективности препарата нужно увеличить дозировку.
Эффективность препарата, а также оптимальная дозировка зависят от многих факторов: генетических особенностей (у некоторых людей препараты разрушаются в печени быстро, у других - медленно), совместного приема нескольких препаратов, курения и др. В ряде случаев препарат накапливается в крови за долгое время приема и негативно влияет и на мозг, и на другие органы.

4. Игнорирование побочных эффектов
Каждый антипсихотический препарат имеет побочные эффекты. Необходимо знать о них и корректировать. Наиболее часто встречаются повышение уровня гормона пролактина, избыточный вес, повышение сахара в крови и изменения интервала QT сердечного ритма. Для контроля пролактина важно периодически (не реже раза в полгода) сдавать анализ на содержание пролактина и принимать при необходимости препараты, нормализующие его содержание. ЭКГ рекомендуется делать раз в полгода, если у пациента нет нарушений в работе сердца.

5. Не используются биофизические методы терапии и специализированная психотерапия
Современные биофизические методы лечения могут минимизировать дозировки препаратов или вообще обойтись без них. Например, транскраниальная магнитная стимуляция помогает справиться с галлюцинациями, tDCS (постоянные или переменные токи небольшой амплитуды, не путайте с электрошоковой терапией!) помогает при стимуляции памяти, внимания и мышления.
Специализированная психотерапия, например, метакогнитивные тренинги, позволяют работать с бредом, навязчивыми состояниями и пр. Эта методика отлично зарекомендовала себя для борьбы с бредом преследования, бредом отношения (все, что происходит, имеет ко мне отношение) и другими видами бреда, а также с ОКР (навязчивые состояния).
Психообразование дает информацию о заболевании и помогает понять, с каких симптомов начинается обострение, и когда необходимо обратиться к врачу.
Психотерапия решает одну из самых серьезных проблем терапии - отрицание заболевания и нежелание пациента лечиться, следовательно, мотивирует пациента на лечение и сотрудничество с врачом. Отсутствие качественной психотерапии, как , впрочем, и социально – трудовой реабилитации является серьезной ошибкой в лечении шизофрении.


Когда отменять препарат?
В целом, к сожалению, в психиатрии легче назначить психотропный препарат, чем его отменить. Представьте себе, что наши нервный клетки нейроны – «родники», которые в момент обострения посылают больше импульсов – выбросов воды, чем обычно. Река (количество и скорость нервных импульсов) станет более быстрой и полноводной, и что-то обязательно затопит (нарушенные функции мозга). Нейролептики действуют как плотина. Они перекрывают реку и ослабляют обострение. Что произойдет, если убрать нейролептики (плотину)? Мы получим «вал воды» или новое обострение психоза («шизофрении»). Поэтому, когда в нашу клинику обращаются больные с просьбой снизить дозировку препарата или отменить его, мы делаем это только в условиях нашего стационара, разумно и медленно снимая нейролептики и блокируя начало обострения психоза специальными медикаментами и не медикаментозными средствами.

 
Всегда ли нужны нейролептики?

 Открою еще одну «страшную тайну»: часть больных шизофренией не обязательно вообще лечить нейролептиками, есть и другие препараты для лечения шизофрении, например, блокирующие NMDA или AMPA рецепторы или используя стабилизаторы настроения, методы физиотерапии (ТМС) или метакогнитивные тренинги, а также и те препараты, которые применяют неврологи, эндокринологи или иммунологи.
Впрочем, в идеале шизофрению следует лечить исходя из причины и механизмов ее возникновения. По моему опыту, при многих случаях, так называемой «шизофренией» речь идет о поражении определенных связок (пучков волокон), соединяющих определенные структуры мозга (при бреде – связи дорсолатеральной коры лобной доли, при галлюцинациях – дугообразных связок между центрами внутренней и внешней речи), а от того, каким процессом повреждены эти связки (воспаление, потеря миелиновых оболочек нервов, сдавливание или недостаточность кровоснабжения) зависит и метод лечения того или иного больного, так называемой «шизофренией».