Лечение и концепция шизофрении

Концепция шизофрении угасает и напоминает постепенное исчезновение таких медицинских терминов, как эпилепсия и энцефалопатия. На протяжении половины прошлого века, изучаемая и поддерживаемая психиатрами, она утрачивает свою популярность и смертельно ранена психиатрией, благодаря которой и появилась.

Слово «Шизофрения» в современном обществе стало неким клеймом для человека. Стигматизация всех психических расстройств, в том числе «шизофрении», приводит к тому, что человек с таким диагнозом становится изгоем общества и позором для родственников и близких людей. В глазах общественности шизофрения, как и аутизм, являются «безнадежной и хронической» болезнью мозга. Исходя из этого, некоторые пациенты говорят, что даже рак будет более предпочтительным для них, поскольку его проще вылечить. Однако, подобное мнение, приводит к тому, что если больной «шизофренией» выздоравливает, то говорят, что диагноз был поставлен неверно, или он просто не болел ею.

Сегодня многие статистические данные говорят о сокращении жизни у больных «шизофренией» в среднем на 20 лет. Также, многие психиатры считают, что выздоравливает 1 из 7 больных. Однако, сам автор термина «шизофрения» — Е. Блейер говорил, что выздоравливает каждый третий. Несмотря на то, что прошло 100 лет, процент выздоравливающих уменьшился в два раза. Возникает справедливый вопрос — за сто лет мы стали лечить шизофрению хуже? По-видимому, основная проблема является в самой концепции данного заболевания.

Тезис о том, что шизофрения представляет собой отдельную болезнь, все больше подвергается критике психоаналитиками. Аналогично тому, что сегодня психиатры сместили акцент с диагноза аутизм в сторону РАС — расстройство аутистического спектра, мы все чаще слышим «остро полиморфное психотическое расстройство» или «расстройство шизофренического спектра».

В чем же причины развития того расстройства, которое называют «шизофрения»? Исследования говорят о: токсоплазме, вирусе Эпштейн-Барр, «генетическая уязвимость», миграция и особенности отношений в семье, потребление каннабиса и др. Так, по сравнению с лицами, не употребляющими каннабис, ежедневное употребление марихуаны связывают с пятикратным увеличением шансов на развитие шизофрении, а тех, кто перенес различные виды травм (включая психическое, физическое насилие) шансы на развитие психоза увеличиваются в пятьдесят раз. 

Многие болезни, такие как диабет и гипертония имеют разные механизмы развития, однако поддаются одинаковому лечению. Вероятно, шизофрения относится к такому типу болезней. Существует мнение, что многие этиологические факторы развития шизофрении имеют общие эффекты: повышение уровня глутамата и дофамина. Если это так, то споры о возникновении шизофрении и факторов её развития, будут несколько академическими, поскольку не будут иметь актуальности при этиологическом лечении данного заболевания.

Существуют новые методы психотерапии, демонстрирующие определенные успехи в лечении широкого круга больных с диагнозом «шизофрения». К подобных техникам относится: «подход на основе открытого диалога» и «аватар-терапия галлюцинаций», основанные на семейной терапии.

В научной литературе встречаются работы, в которых говорится, что многим детям с «детской травмой» которым поставили диагноз шизофрения, не помогают антипсихотики. Также, есть мнение, что если некоторые случаи шизофрении являются на самом деле формой аутоиммунного энцефалита, то наиболее эффективным лечением в данном случае, должна быть иммунотерапия и плазмоферез.

Во многом данному диагнозу позволяют оставаться актуальным в результате того, что часто психиатрами и родственниками наблюдается положительная динамика в лечении «шизофрении» нейролептиками. В свою очередь те, кто видит, что нейролептики не помогают, а физиотерапевтические и психотерапевтические методы эффективны, становятся приверженцами именно этих вариантов лечения.

Конечно, если исходить из социальной стигмы, нельзя с уверенностью говорить о бесполезности или вреде понятия «шизофрения». Вероятно, во многом оно отчасти необходимо для клиницистов, юристов и организаторов здравоохранения, но становится явным тормозом для исследования в области биологии, фармакологии, нейрофизиологии.