Анонимное лечение и конфиденциальность в психиатрии

   Эффективная диагностика и лечение часто требуют, чтобы пациент раскрывал свои личные вопросы своему врачу. Пациенты должны быть уверены, что эта информация  не будет передана третьим лицам. Признание этой истины столь же старо, как и сама медицинская профессия, что очевидно из клятвы Гиппократа.

    Конфиденциальность играет большую роль в психиатрическом контексте. По своей сути психиатрия включает в себя установление доверительных отношений между пациентов и его врачом - психиатром  , последний внимательно выслушивая самые личные мысли и чувства людей, понимая их психическое состояние и работая с ними, выявляя психические расстройства и проводя  соответствующие методы лечения психиатр избавляет психически больного человека от душевных страданий. Пациенты должны чувствовать себя комфортно, обсуждая отношения с другими людьми , своим  эмоции, воспоминания и желания, пусть даже и скрытые и болезненные со своим психиатром; поэтому они должны чувствовать уверенность в том, что контролируют ситуацию и то, что раскрывается в беседе с врачом , и кому ( какому врачу) это раскрывается. Довольно часто это включает в себя конфиденциальную информацию о третьих лицах, таких как члены семьи, которые могут не знать, что она была передана психиатру. Кстати, саентологи активно пользуються подобной информацией. Информация часто содержит описания чувств по отношению к членам семьи, рассказ о взаимодействиях (включая подробности интимных отношений ) и весьма субъективные мнения и спорные суждения о личностях членов семьи.

   Запросы следователя и судебных органов  для получения доступа к клиническим записям создает риск для конфиденциальных отношений  пациента и его психиатра. Возможно, необходимо реформировать законы для защиты конфиденциальности в сфере охраны психического здоровья. Когда клинические записи ( амбулаторные карты и истории болезни) раскрываются против желания пациентов, последние  часто испытывают стыд, беспомощность и стигматизацию. Успешная терапия может стать невозможной в таких обстоятельствах; доверительные отношения с психиатром могут быть навсегда разрушены, а в некоторых случаях пациенты могут быть повторно травмированы раскрытием информации о себе. Когда пациенты  сталкиваются с перспективой судебного разбирательства, эти последствия могут усугубляться суровостью и стрессом самого судебного разбирательства и частой невозможностью получить эффективную терапию. 

Категория сообщения в блог: 

Отзывы

Я вообще не понимаю, почему я не имею права скрывать конфиденциальную информацию о себе, это устанавливается психиатром как симптом болезни. Даже в суде можно не свидетельствовать против себя, и в этом не усматривается какой-либо патологии. Почему пациенты не имеют прав отстаивать свои права? Это противозаконно
Виталий Леонидович, на днях по ТВ показывали в очередном шоу ПУСТЬ ГОВОРЯТ историю молодой женщины из Калининграда, которая проходила гинекологический осмотр в амб клинике при род доме. Она вдруг обратила внимание на видеокамеру , висевшую в углу кабинета у потолка и направленную аккурат на место осмотра пациентки... Она потребовала прекратить видеозапись и показать ей весь " сеанс". Дальнейший разбор скандала проходил в кабинете главного врача, юриста род дома и сис админа, который собственно и налаживал систему видеоконтроля в женской консультации. Перепалки в студии зашкаливали, мнения экспертов, в том числе и нашего мед юриста Ивана Печерея , значительно расходились. Главный тезис - право женщины, обратившейся в женскую консультацию с интимными проблемами, сохранить обращение в тайне. По разным причинам, по своим соображениям. И её страх, что запись видео гинекологического осмотра и звукового сопровождения может быть выложена в публичное пространство интернета или стать предметом шантажа. Разве мы не видели всякие селфи с больными, допустим в наркозе , или постыдные ролики, снятые медиками при осмотрах и беседах, оставшихся без последствий для авторов ? С другой стороны, именно записи избиений врачей и мед персонала , стали доказательствами при расследовании этих фактов. Как определить ту грань, за которой информация полученная от пациента в доверительном контакте с врачём, не превратилась в свою противоположность? И, с другой стороны, насколько значимой станет видео и звуковая записи в контроле за " поведением" врача, на так называемом рабочем месте? На что, кстати, особое внимание уделял главный врач клиники, сидя в кабинете за столом, на котором стоял большой разделённый на сектора экран наблюдения. Персонал, большой брат следит за вами постоянно, в том числе за пациентками в кресле. В психиатрии не легче ибо " радиус доверия " к психиатрам минимален уже в силу того, что статьи 8 и 9 фз 3185 защищают в первую очередь третьих лиц, а сведения об обращении к психиатру и состоянии психического здоровья могут передаваться " лишь в случаях, установленных законами РФ " . Добавлю от себя, расшитительное толкование которых и их " резиновый " характер хорошо известны многим заинтерисованным лицам, особенно в ситуациях применения статей 23,24, 25, 28, 29, 33, 35 и 36 фз 3185 об оказании психиатрической помощи... Публичные ТВ ШОУ, с обсуждением психического состояния медийных лиц общеизвестны. А у Вас в клинике ведётся аудио и видеозапись приёма пациентов? В урологической клинике, где я консультирую в дополнение андрологическому приёму как психиатр( психосоматик), владелец установил видеокамеры в фойе и коридоре, из кабинетов видеокамеры убрал по моей настоятельной просьбе, после того, как установили , что наш уролог-андролог начинает приём больных с того, что минут пять крестит свои тапочки и без конца моет руки и протирает дверные ручки. Кроме этого мастурбировал.. видеокамеры были направлены на его рабочее место.., которое определить вовсе непросто. Приём психиатра ведётся в кабинете за столом, где врач и пациент сидят напротив друг друга. Я считаю, что запись приёма на диктофон вполне себе разумно, о чём и предупреждаю больного, объяснив ему необходимостью прослушать и проанализировать беседу ещё раз. А что следует считать рабочим местом того же уролога или гинеколога? Скандал может возникнуть в любом месте кабинета врача. Иван Андреевич Печерей был сильно взволнован и в схватке с адвокатом по уголовным делам скорее всего проиграл. У главного врача клиники началась доследственная проверка, думаю не сулящая ему ничего хорошего, а врачей на приёме по-сути сделали стрелочниками, неча писать на видео осмотры . Для вброса видиков и аудио в интернет, вседа найдутся " специалисты" и что делать доктору? Сие вполне может относиться к психиатрам, особенно в следственно/ судебных тяжбах, тут уж о персонализованной терапии речь не пойдёт. А может и пойдёт, как знать.

Добавить отзыв