Лечение психотропными препаратами или «полеты во сне и наяву»

Лечение психотропными препаратами требует внимательности и аккуратности, начиная с выбора того или иного лекарства и, заканчивая его отменой. 

Пристегните ремни, наш самолет набирает высоту 

Влияние психотропных препаратов на организм чем-то напоминает «полет на самолете», когда самолет взлетает, то пассажиры переживают массу неприятных ощущений (сухость во рту, закладывает уши, легкая потливость, сердцебиение и др.), а пациент, начавший прием психотропных препаратов в первые 2-3 дня испытывает разнообразные и иногда достаточно тяжелые побочные эффекты. Кроме того, и здесь и там большую роль играет самовнушение, если во время набора высоты самолет «начнет потряхивать», а пациент вспомнит об авиакатастрофах, то наверняка его сердцебиение усилится, ладони станут мокрыми и появиться головокружение (вегетативные реакции), а если пациент, особенно тревожно-мнительный, перед началом приема препарата прочитает в аннотации (как же без этого) про побочные эффекты того или иного лекарства, то понятное дело он их и получит («по вере и воздаться»).

Мы вошли в воздушный коридор

Но, «полетели дальше», наш самолет набрал высоту и вошел в воздушный коридор и препарат пациента, также достиг оптимальной концентрации и вошел в «терапевтическое окно» (то есть нужный диапазон, где ниже определенного уровня препарат не действует, а выше — вызывает побочные эффекты). И самолету и препарату необходимо время для набора высоты, для самолета — это десятки минут, а для психотропного препарата около недели, хотя большинству антидепрессантов и некоторых последних нейролептиков для того, чтобы войти в терапевтический коридор, надо около 2-х недель, старым нейролептикам — 2-3 дня. Во-первых, это означает, что по-настоящему, эффективность препарата проявится не сразу, а спустя какое-то время, в среднем через неделю, а во-вторых, «какое-то время нам надо лететь на самолете», а пациенту принимать лекарство и только затем начать снижение.

Просьба занять свое место и вновь пристегнуть ремни — наш самолет приступил к посадке 

Давайте представим, что штурвал самолета находится в руках у больного, страдающего психическим расстройством или в лучшем случае у его родственника, явно не знакомого не только с тем, как посадить самолет, а даже с тем как пользоваться автопилотом. Пациент, которому надоел полет на самолете тупо пошлет его в пике, родственник, как-то попытается спланировать приземление, но скорее всего, разобьет самолет. Если вы при этом вспомните, что основные авиакатастрофы происходят при приземлении, то поймете, что штурвал самолета должен быть в руках опытного летчика, особенно, в момент приземления. Да, конечно, вас даже в этом случае будет трясти, самолет дрожать, а неприятные ощущения и чувство страха, конечно усилятся, но в большинстве случаев опытный летчик все же посадит плавно, подчеркну еще раз плавно, а не рывками, да еще покружит над аэродромом советуясь с авиадиспетчерами. Все верно, и при отмене психотропных препаратов, больного будет «трясти» гораздо сильнее, чем при взлете и это опасно обострением психоза.

Прежде чем сесть в самолет, надо выбирать не только авиакомпанию, самолет, но в идеале и опытного летчика

В идеале, перед полетом, нам надо выбрать безупречную авиакомпанию и хороший самолет, а для нашего пациента перед приемом психотропных препаратов — тот медицинский центр, который известен своими специалистами и зарекомендовал себе эффективным лечением. Сложнее с самолетом, лучше, вероятно, лететь на Боинге или старых, но проверенных препаратах, чем экспериментировать с новым самолетом КБ «Сухой», пусть даже мы и поддерживаем отечественного производителя из чувства патриотизма. Еще сложнее выбрать правильного и опытного летчика, к сожалению, о нем вы не прочитаете в интернете и не найдете положительных и отрицательных отзывов о том, как он водил самолеты («назвался груздем — полезай в кузов»). С психиатрами проще, поскольку они себя сами активно рекламируют в интернете и сами пишут про себя положительные отзывы (или платят за них тем сайтам, куда чаще всего приходят пациенты).

Однако, у пассажира, да и у пациента всегда есть выбор! И здесь и там, к сожалению, не работает принцип «чем дешевле — тем лучше», правда в одном случае речь идет о вашей жизни, а в другом — здоровье. В отличие от пассажира самолета, пациент может встретиться с психиатром и задав ему несколько вопросов, понять кто перед ним — дилетант, обманщик или настоящий профессионал. Пациент вместе с психиатром может выбрать препарат, не методом проб и ошибок, по типу авось «будет работать», а сдав перед началом терапии кровь на нейронный тест или еще лучше воспользовавшись достижениями современной фармакологической генетики, которая более точно скажет каким препаратом надо лечиться.

Минимизируем риски

И все же нам нужны «первым делом, первым делом самолеты», которые имеют современное компьютерное оснащение, позволяющее минимизировать риск катастрофы. Представьте себе, что какой-нибудь чудак летчик, решил закрыть панель самолета, завязать себе глаза и набрать высоту, даже не обращая внимания на тот прибор, который ее показывает. Крутой парень, вы скажете, настоящий воздушный ас! Но зачем все это нашему пассажиру, да, впрочем, и пациенту, он же может подобрать дозу препарата не с завязанными глазами, а определить ее концентрацию в крови и даже продукты распада этого препарата, может отследить побочные эффекты с помощью самых разных «приборов» и тогда, вероятно, долетит до аэродрома «Здоровья» вполне благополучно.

Лечение «по маршруту» периодически сверяя концентрацию с реакцией психического состояния пациента, конечно, гораздо лучше, чем старая ориентировка «доза — внешне видимая реакция», поскольку последняя не учитывает индивидуальную вариабельность по возрасту, весу или абсорбции и скорости выведения препарата, я уже не говорю о его сочетании с другими лекарственными средствами, где ситуация понятное дело, осложняется в разы.

Наш полет закончен

Ну все, наш полет закончен, благодарю вас за то, что вы выбрали мою заметку для чтения, желаю вам всего хорошего, но прошу не покидать самолет (прекращать прием препаратов самостоятельно), до того момента, когда экипаж («команда профессионалов») покинет самолет («прекратит лечение»), снимая с себя ответственность за то, что будет дольше, поскольку вы уже приземлились, то есть выздоровели.

Категория сообщения в блог: 

Добавить отзыв