Профессор Дюбуа ( Dubois)

               Поль Дюбуа ( Dubois) читал свои лекции в Берне и занимался психотерапией "психоневротиков" , он основоположник рациональной терапии и предтеча рационалшьно - эмотивной и когнитивной терапии. Дюбуа утверждал, что истерия - являетися не болезнью , а характером. Своими "элементарными" рассуждениями он излечивал массы больных , а его метод оказался полезен не только врачам , но и педагогам.  Несмотря, на казалось бы простые истины , о которых писал Дюбуа , не следует забывать, что он работал в том время , когда психотерапия, как особый метод лечения, не говоря  уже об особой специальности с теоретической точки зрения только зарождалась. Как справедливо отмечал Дюбуа , "при изложении психотерапии многие исследователи считали своим долгом прежде всего постигнуть проблему души", но "начинать с этого спорного вопроса - ошибочно", поскольку точное значение этого слово невозможно , что , однако , не препятствует развитию психотерпии. В своей работе "О психотерапии" , Дюбуа вспоминает французского психиатра Daquin , который в книге "Philosophie de la folie" выссказывал очевидную мысли: "будут кричать, что это парадокс , но яутверждаю , что нет другого средства лечить людей , говорящих вздор, как заставить их правильно рассуждать". Интересны взгляды Дюбуа , на германског психиатра Heinroth , и его книгу , появившуюся в 1818 году и несправедливо забытую. По мнению Дюбуа, этого психиатра неправильно понимали и неправильно судили за его религиозные воззрения. "Душа" , которую Heinroth не определял точно , и на которую он смотрел , как на Божий дар , была для него, по словам Дюбуа,  самым важным в человеке. Особенно интересны взгляды Heinroth на происхождение психопатии ( Дюбуа этим термином обозначал все психоневрозы") , полагая , что он происходят от взаимодействия двух факторов : первичной душевной основы, которую он сравнивает с матерью , и зла , т.е. всего того , что противоречит разуму и что играет роль отца. Heinroth считал, что человек в своем разуме имеет шест для балансирования , который делает для него возможным уверенное "хождение по жизни" и, что человек сам виноват , если держит этот шест неправильно.

              Дюбуа , не умаляя роль внушения в процессе психотерапии, полагал, что эффект суггестии кратковременный и нестойкий. Особый интерес представляют его взгляды на самовнушение и роль последнего в психическом и соматическом состоянии пациента: "если у внушаемого человека появились функциональные расстройства вследствие душевных волнений соматических причин , то внушаемость значительно ухудшает состояние пациента. Благодаря ей не только фиксируются уже существующие расстройства , когда душа на всякое ощущение сейчас же накладывает печать действительности  , но появляются еще новые представления об опасности... благоразумный человек ... всегда обнаруживает тенденцию не обращать внимание на неприятные ощущения , считать их безобидными и сокропреходящими , психопат все сови восприятия переоценивает , он во всем видит опасность и доходит до аффекта".

                Латинское слово "suggerere" означает внезапное нападение на ум и чувство , при этом мысль передается насильственно авторитарным образом , или путем хитрого приведения доказательств. По этому слово suggestion до Bernheim имело негативное значение и редко употреблялось. Интересны взгляды Дюбуа на людей с большой внушаемостью , которые по наблюдении этого врача, обыкновенно суеверны , легко смущаются, боязливы , недостаточно интеллигентны и в этом причина того, что они легко впадают в зависимость от других. Дюбуа полагал, что "психастения" - основное явление всех психопатий и во всех своих работах считал главной задачей врача бороться с этой слабостью ума. 

                Взгляды Дюбуа на психоанализ Freud в большей степени негативны. Дюбуа считал, что анализ не есть лечение , а  "предварительное средство для лечение души", средство подтвердить диагноз и открыть определенные механизмы развития болезни. В то же время , Дюбуа вменял школе Freud в большую заслугу то, что она обратила внимание на психогенную природу явлений , для которых психиатрия тщетно старалась установить соматические причины. Дюбуа не понимал , каким образом обнаружение случайной психической травмы должно само по себе действовать исцеляющим образом. Ведь исповедь только тогда вызывает облегчение , когда с ней связано прощение. но врач не может взять на себя роль священника и даровать разрешение грехов вместо Бога. Он может лишь утешать пациента как человека , показывать ему безобидность его юношеских грехов , его невинность в случаях покушений со стороны других и помочь ему идти по лучшему пути.

Категория сообщения в блог: 

Добавить отзыв