Психотерапевт

«Роза пахнет розой, как ты ее не назови»

Сегодня у нас только ленивый не станет психотерапевтом. Что такое психотерапия? Возможно, эта помощь, оказанная психологом, а что до психологов не было психотерапевтов? Может быть психотерапевт — это священник, к которому вы пришли на исповедь, он выслушает вас, даст, вроде бы бесплатный совет (пожертвования не считаются), еще в отличии от психотерапевта, и грехи отпустит. Возможно, психотерапевт — педагог, допустим классный руководитель или ваш спортивный тренер, может быть, это — наставник, который раньше потреблял наркотики, а теперь поставил себе цель мешать это делать другим (впрочем, в первую очередь это помогает ему самому). Есть даже такая врачебная специальность — психотерапия, понятное дело, ей надо учиться достаточно долго. Однако, хороший врач — всегда психотерапевт, ему и учиться этому может быть и не надо, он же искренне сопереживает своему больному, внимательно его слушает и дает нередко очень ценные советы. Чем не психотерапевт?

На самом деле, психотерапевтом у нас может стать каждый, гипнотизировать — цирковой артист разговорного жанра, косвенно внушать — экстрасенс, заговаривать — бабка в деревне. Что интересно, у нас в стране около 10 000 психотерапевтов, имеющих сертификат, а целителей около 300 000, так то вот!

По плодам узнаете их

Сейчас у нас слишком много психологов, можно сказать куда не плюнь… Однако, редко здесь встретишь квалифицированного специалиста (найдешь только в красной книге) и мало кто может работать в трех ее формах (индивидуальная, семейная и групповая). Что психолог умеет, то он и делает, как говорится, «как Бог на душу положит», одним методом, одной техникой, одним своим присутствием, как будто можно, одним лекарством вылечить любого больного, а не подбирать ему «как ключ к замку» свой метод.

Долгая дорога в дюнах

Начиная со студенческой скамьи, я много лет своей жизни отдал психотерапии, иногда восхищаясь, чаще разочаровываясь. Мне приходилось встречаться со многими  лучшими психотерапевтами нашей страны и слушать лекции тех признанных мастеров этого жанра, которые приезжали проповедовать свое учение из-за границы. Меня учили отличные психотерапевты, которым я благодарен до сих пор, но если, честно, больше за уроки психотерапии я благодарен тому старому врачу — практику которого все называли «дед» и, слова и советы которого помогают мне до сих пор лечить людей.

Когда у меня было свободное время я написал книгу, посвященную психотерапии. За эту книгу меня наградили на ВДНХ. Она понравилась главному психотерапевту России, и он не только помог с ее переизданием, но и попросил написать пару статей для энциклопедии по психотерапии. Эта книга приглянулось и главному психотерапевту Москвы, вместе с которым мы разрабатывали потом рекомендации по организации психотерапевтической помощи в Москве, в чем-то сверяясь с тем, что было написано в этой книге. Руководитель профессиональной психотерапевтической лиги, в конце концов, пригласил меня руководить одной из ее секций. Что интересно, у меня был только один оптовый покупатель этой книги — наша православная церковь, которая для себя закупила более 100 ее экземпляров.

В конце концов, у меня появилось много учеников, одни сейчас стали известными мэтрами в области познавательно-поведенческой психотерапии, другие — заведуют кафедрами психотерапии, да всех и не пересчитать.

Конечно, мне пришлось много заниматься психотерапией со своими пациентами, читать в Росси и за рубежом лекции по психотерапии, проводить мастер-классы и семинары. Пациенты давали мне понять какие техники и приемы работают, а какие — нет, а главное — убедили меня в том, что, если я не отдам часть своей души (атеисты пусть назовут это и другим словом), то ничего у меня не получится и моему больному не станет легче.

Снимите очки

Сейчас у меня вполне реалистичный взгляд на психотерапию. Я не собираюсь стать истинно верующим одной из сект психотерапии, какой-нибудь гештальт-терапии или нейролингвистического программирования (в моей биографии было и обучение у признанных мастеров этого направления и критические статьи ее приверженцам), проходить посвящение в члены секты, поднимаясь годами по ступеням иерархии (понятно, что теперь это всегда платно). Мне не надо отстаивать границы своей личности и укреплять свое Эго, чтобы кто-то мне об этом не говорил, пытаясь мною манипулировать. Я знаю, что мне надо забыть все то, чему меня учили психотерапевты  только хотя бы для того, чтобы «моя рука стала естественным продолжением меча», как говорили самураи и цитировал один из отцов семейной психотерапии.

Когда я начинал заниматься психотерапией, книг, посвященных этой теме было мало, психотерапевтом стать было можно только по блату или будучи руководителям психоневрологического диспансера, который впрочем, так и не станет заниматься психотерапией по причине отсутствия времени. В то время, было всего несколько десятков методов психотерапии, сегодня — около 10 000 и с каждым днем рождаются новые гуру психотерапии, а значит и появляются ее новые методы. Чтобы можно было бы путешествовать в этом тумане и не пугаться, как ежик большой головы или вещей птице, нужны какие-то вешки.Такими вешками могут стать, например,  катарсис («очищение»), озарение, обучение и внушение. Правда все они пересекаются между собой, но проницательный взгляд все равно выделит главное.

Зачем нужна психотерапия?

Я знаю, что мой пациент начнет выздоравливать если сначала я стану его поводырем (потом он пойдет и один), что иногда мне надо его пропустить вперед, но быть рядом, что он не добежит до финиша, а дойдет, то спотыкаясь, то ускоряя свой шаг, пока последний не станет уверенным. Сейчас я не люблю проводить сеансы психотерапии, слишком это тяжелое занятие, к нему надо готовится, настраивая себя как скрипку перед оркестром, надо выкладываться по полной и потом чувствовать себя опустошенным («эмоциональное выгорание»). Я также знаю, что если психиатр не знает психотерапии, у него всего одна рука и та в медикаментах, что лекарства — это костыли, и больному надо научиться ходить с помощью психотерапии не прибегая к их помощи, чтобы самому контролировать свое мышление, эмоции и поведение без всяких лекарств.

Я не могу стать сам себе психотерапевтом, никто не мог, в том числе лучший психоаналитик всех времен и народов, который не смог вылечить свою зависимость от кокаина.

Кто мы: клиенты, пациенты или паства?

В  разных странах много разных законов, опять-таки, хороших и разных, которые, понятное дело, всем нам очень необходимы, как и закон о психотерапии, который казалось бы регламентирует, как и кому этим надо заниматься. Однако, я «другой страны такой не знаю…», где президент страны подписывает закон о психоанализе и тем самым дает этому направлению, так сказать, зеленый свет (это же не православная церковь, в конце концов).  

Несмотря на законы и приказы, народ у нас по большому счету, не верит психотерапевтам, и я его понимаю, отлично зная, что за границей ни одна страховая компания не станет оплачивать вам работу психоаналитика или гипнотизера, а оплатит только тот метод психотерапии, который реально доказал свою эффективность (познавательно-поведенческая), что нет никакого смысла проводить с больным больше 40 сеансов психотерапии (я не говорю здесь о заработке психотерапевта, чаще всего, достаточно 15.

Психотерапевт, на мой взгляд, должен заключить с пациентом, если хотите с клиентом (как в парикмахерской) контракт, где берет на себя ответственность за результат психотерапии, и что должен вести психотерапевтическую карту, на первых порах, иметь своего супервизора.

Мы любим играть в психотерапию, она для нас как мытье рук, мы ищем того психотерапевта, который не дает нам заданий, не напрягает, а делает то, о чем мы его просим. Он должен быть мудр и импозантен, говорить приятным тенором и сидеть в удобном кресле, а не как Юнг на своей яхте проводить терапию во время шторма. Вот такого психотерапевта мы себе и ищем «считая дни, сжигая сердца».

Категория сообщения в блог: 

Добавить отзыв