Страх и тревога при пандемии COVID-19

   Китай был первой страной, пострадавшей от пандемии нового коронавирусного заболевания 2019 года (COVID-19), вызванного тяжелым острым респираторным синдромом коронавируса 2. Несколько уникальных характеристик китайской эпидемии COVID-19 и политики управления пандемии вызвали увеличение числа психических расстройств в этой стране.  Во-первых, многие жители Китая до сих пор помнят вспышку тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС) в 2003 году и его влияние на социальную жизнь и экономику Китая . 

   COVID-19 передается значительно легче, чем SARS, и показатель летальности (2,3%) значительно выше, чем для сезонного гриппа.  Неопределенный инкубационный период вируса и его возможная бессимптомная передача вызывают дополнительный страх и повышают уровень тревоги.  Недооценка правительством ряда стран серьезности эпидемии подорвало общественное доверие к прозрачности и компетентности правительства этих стран в принятии решений. Беспрецедентные, но, по-видимому , необходимые ,  широкомасштабные карантинные меры во всех крупных городах, которые по сути ограничивают жителей своими домами, могут оказать негативное психосоциальное воздействие на общество. Дефицит медицинских средств защиты, медицинского персонала и больничных коек  вызвали обеспокоенность практически во всех странах.  И наконец, уникальная «инфодемия» - переизбыток (неправильной, искаженной ) информации в социальных сетях и в средствах массовой информации  - представляет серьезный риск для психического здоровья населения во время кризиса , связанного с пандемией COVID-19. 

   Как и во время вспышек болезни, вызванной коронавирусом  и атипичной пневмонией, среди населения распространены общий страх и чрезмерно активное поведение, вызванное этим  страхом; причем оба фактора могут препятствовать контролю за распространением инфекции. Кроме того, психические расстройства, такие как расстройства депрессивного и тревожного спектров , развились у лиц с определенными чертами характра и высоким риском, особенно, среди работников здравоохранения , которые находятся на переднем крае борьбы с пандемией COVID-19. 

    Вероятно, психологическая помощь должна быть частью ответных мер общественного здравоохранения на вспышку COVID-19, организованных на областном , городском и районном уровнях, причем , психиатрическая и психологическая помощь должны быть дифференцированы по группам населения ( подтвержденные заражению пациенты, лица, находящиеся под подозрением  по поводу заражения COVID-19, работники здравоохранения, лица, непосредственно контактирующие с пациентами, больные, которые отказываются обращаться за помощью, и особенно восприимчивые к инфекции люди). Нет сомнения , что больные , страдающие психическими расстройствами и персонал психиатрических больниц и психоневрологических диспансеров входят в группу повышенного риска заражения коронавирусом. К сожалению, по болшьшому счету , сегодня неизвестны ответы на вопросы : как следует мобилизовать и координировать различные ресурсы психиатрической помощи или, что более важно, кто должен предоставлять и какие виды психиатрической помощи можно предложить для разных групп населения и каким образом эта помощь может быть оказана больным, страдающим психическими расстройствами.

   В то же время , следует отметить, дефицит психиатров и  неравномерное распределение ресурсов здравоохранения в области психиатрии ( концентрация в мегаполисах ) и связанные с этим ограничения в оказании психиатрической помощи населению. 

 

Категория сообщения в блог: 

Добавить отзыв