Ревматоидный артрит и шизофрения - блог доктора Минутко

Как известно, ревматоидный артрит крайне редко встречается в анамнезе больных шизофренией. По-видимому, этиология и патогенез ревматоидного артрита каким-то образом включает в себя фактор, препятствующий развитию шизофрении. Вследствие вышесказанного, представляет особый интерес более детальное знакомство с особенностями ревматоидного артрита в детском возрасте, поиск параллелей и пересечений с шизофренией.

Возможно, ревматоидный артрит и шизофрению следует отнести к аутоиммунным заболеваниям с ациклическим, затяжным или хроническим течением. По данным эпидемиологических исследований приблизительно одинакова и частота их распространения у взрослого населения — 1% и у детей — 0,05%. Отличия заключаются в том, что девочки болеют ревматоидным артритом чаще, чем мальчики, обратная картина наблюдается при шизофрении. Отсюда можно предполагать, что гормональный фактор, в частности, женские половые гормоны препятствуют развитию шизофрении, особенно, если он сочетается в своем действии с каким-то звеном аутоиммунного процесса.

Этиология этих заболеваний остается сегодня неизвестной, однако, в обоих случаях не исключается участие инфекционного агента на начальных стадиях болезни или в ее анамнезе, касающимся периода раннего возраста. При шизофрении, в отличие от обсессивно-компульсивного расстройства и от ревматоидного артрита, чаще регистрируется вирусная (нейровирусная?) инфекция, при последних заболеваниях — стрептококковая (фильтрующаяся форма — L-форма, аталактический диплострептококк), однако, не исключается роль и вирусной инфекции.

Интересно отметить, что синовиальная оболочка суставов обычно устойчива к инфицированию большинства экзогенных вирусов, однако, при ревматоидном артрите можно обнаружить вирусы в синовии.

Как в случае шизофрении, так и при ревматоидном артрите, скорее всего, речь идет о персистировании вирусной инфекции. Исследования показывают, что при этих заболеваниях можно отметить цитопатическое действие вируса на ранней стадии заболеваний и признаки активации латентной вирусной инфекции во время рецидивов. Возникает предположения, что те лица, которые в ювенильном возрасте перенесли ревматоидный артрит, проходят как бы «вакцинацию», препятствующующую в дальнейшем развитию шизофрении.

При ревматоидном артрите находят антитела к трем (вирус кори, парагриппа типа I и краснухи) и анитела — к 13 вирусным агентам. Сопоставление титров противокоревых антител к ДНК и ревматоидным факторам показывает большую степень аутоиммунных нарушений при высокой противовирусной активности. Интересно отметить, что при ювенильном ревматоидном артрите отмечается избирательная гиперпродукция антител к вирусу краснухи на фоне дефицита антител к онко- и парамиксовирусам. В учении об этиопатогенезе как шизофрении, так и ревматоидного артрита обсуждается роль вируса Эпштейн-Барр, как поликлонального активатора В-лимфоцитов, индуцирующего гипрпродукцию ревматоидного фактора и «ферментов процесса воспаления. Тропность этого вируса как к нервной ткани, так и суставной доказана многими экспериментами. Некоторые виды микоплазм, занимающих, как бы промежуточное место между вирусами и бактериями, также могут быть отмечены в числе кандидатов на роль этиопатогенетического фактора в генезе этих заболеваний и особенно ревматоидного артрита (появление макроглобулинов в крови).

Вероятно, вирусы, участвующие в патогенезе шизофрении и ревматоидного артрита, обладают определенной тропностью к нервной и суставной тканям, способны длительно персистировать в них, вызывая характерные иммунологические (аутоиммунные) изменения.

Патогенез, как и этиология шизофрении и ревматоидного артирита также остаются по большому счету закрытыми для исследователей. Однако мы знаем, что в возникновение и течение этих заболеваний зависит от наследственной отягощенности, пола, возраста и исходной реактивности организма. Особенно важную роль в патогенезе шизофрении и ревматоидного артрита играет иммунная система. Последовательность включения ее звеньев при аутоиммуных заболеваниях можно представить себе следующим образом:

  • антигены, обработанные макрофагом, распознаются Т-лимфоцитами (хелперами), с которыми связаны клеточные формы реагирования;
  • Т-лимфоциты — хелперы способствуют включению В-лимфоцитов в антителогенез (неспецифический фактор);
  • Т-супрессоры тормозят это включение, стремясь остановить развитие клона антителопродуцентов, кроме того они блокируют выработку антител и таким образом обеспечивают развитие толерантности.

Комплекс функции Т-клеток (Т-хелперы, Т-супрессоры, Т-киллеры) включает в себя распознавание антител (функция памяти) , «помощь» В- клеткам, супрессорные и другие функции. Результаты некоторых исследований позволяют предположить, что при шизофрении и ревматоидном артрите содержание Т-лимфоцитов в крови и их функциональная активность снижается, но при этом повышается их концентрация, с еще более выраженным ослаблением (угнетением) функциональной активности в «очаге поражения» (ткани головного мозга или ткани суставов).

Достаточно сложно интерпретировать факт появления гиперглобулинемии при обострении ревматоидного артрита и шизофрении и, напротив, уменьшение глобулинов после выхода из рецидива заболеваний. Можно предполагать, что снижение супрессорной активности Т-лимфоцитов в результате вторичного иммунодефицита, развившегося, например, в результате хронического стресса или затяжного инфекционного заболевания, способствует усилению стимулирующего действия на антителопродуцирующую способность В-лимфоцитов (гиперглобулинемия) и возникновению рецидива данных заболеваний. В то же время, ряд авторов полагает, что при ревматоидном артрите, а возможно, и при шизофрении следует говорить об «исходном дефекте» самих В-лимфоцитов — их повышенной функциональной активности.

Читайте Ревматоидный артрит и шизофрения (продолжение)

Добавить отзыв

CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки